Мы освещаем новости культуры Узбекистана: театр, кино, музыка, история, литература, просвещение и многое другое.

Ru   En

Поиск по сайту
Главная Панорама Вернисаж Театр Кинопром Музыка Турбизнес
Личная жизнь
Литература Мир знаний
12.11.2013 / 09:37:14

ПОЭТИЧЕСКИЕ КАРТИНЫ СИРАЖИДДИНА САЙЙИДА


Н.Д.Ильин,
кандидат педагогических наук, доцент

Сирожиддин Саййид – один из ведущих узбекских поэ­тов-лириков. Его твор­ческая палитра ярка и многообразна: народный поэт Узбекиста­на, переводчик, автор текстов известных пе­сен, журналист. Он родился в 1958 году в Сариасийском районе Сурхандарьинской области, окончил факультет журналистики нынешнего Националь­ного университета Узбекистана имени Мирзо Улугбека (НУУз), работал в газете «Тошкент окшоми» («Вечерний Ташкент»), а также в сатирическом журнале «Муштум» («Кулак»). Автор нескольких поэтических книг: «Карта моей души» (Ташкент, 1985), «Страна любви» (Ташкент, 1987), «Сбереги» (Ташкент, 1988), «Отдай свою веранду ласточкам» (Ташкент, 2004), сборника эссе «А любовь остается...» (Ташкент, 2001). Перевел на узбекский язык произведения Хафиза Ширази, Джалалиддина Руми и других поэтов Востока, а также стихотворения А.Вознесенского, Б.Ахмадулиной, В.Высоцкого, А.Файнберга. Широко публиковался в России, Азербайджане, Турции, Корее, Таджикистане, Туркменистане и других странах.

Как поэт Сиражиддин Саййид прошел немалый путь, это сложившийся мастер. Можно достаточно определенно говорить о масштабе и характере его дарования, обо всем сделанном им в словесном творчестве, жанровых пристрастиях и особенностях индивидуального стиля.

Творчество поэта начиналось в так называемые «застойные годы», когда вопреки официальной идеологии и все контролирующей государственной системе складывались круги интеллигентов как узбекских, так и шире, ценивших прежде всего личностную независимость, неофициальные творческие подходы, новые способы словесного самовыражения. Не случайна его близость и интерес к тогда очень популярным, но также весьма независимым поэтическим фигурам, таким как Высоцкий, Вознесенский и др.

Уже в юности внимание молодого автора привлекли поэтические поиски новатора того времени Андрея Вознесенского (чтение, осмысление, переводы), переросшее затем и в личное знакомство с ним.

Семьдесят пятый год. Зима.

Ночи длинны, бесконечны.

Ваши стихи так трудно понять –

Как сопромат, – не легче.

………………………….

Острая, как игла у циркуля,

Вонзалась в язык строка.

Поэзия – это жертвоприношение,

Терпение на века[*].

Усвоение современного художественного материала, саморазвитие в широком кругу поэтических влияний и интересов вырабатывали у молодого поэта собственный стиль и собственное поэтическое отношение к реальности. Не случайно, обращаясь к тому же Андрею Вознесенскому в стихо­творении «Встреча с Вознесенским», он писал:

Ваши «Антимиры»

Явили образ реальных миров.

Андрей Андреевич,

Миновало тринадцать годов.

Эти годы (которые он поэтически называет «белыми конями») – годы поиска, формирования и творческого роста, остались в памяти поэта незабываемым периодом, когда он усвоил чрезвычайно много для понимания современной действительности и законов поэтического мастерства:

Своим тринадцати белым коням

Найду я сравненья, каких еще нет.

Останкинский минарет,

Как восклицательный знак,

Я ставлю на списке этих лет!

(«Встреча с Вознесенским»)

Вместе с тем, впитывая дух старших по возрасту коллег-шестидесятников, овладевая новыми поэтическими формами, С.Саййид никогда не отрывался от национальной почвы, родных корней. В национальном историко-культурном наследии поэт черпал и обретал как понимание должного художественного уровня, всех выразительных возможностей и богатства родного языка, так и гуманистической сущности творчества предшественников, где высокий эстетизм сопрягался с идеями добра, любви и заботы о людях. Это понимание наглядно отразилось в стихотворении, посвященном великому хивинцу, поэту и религиозному деятелю ХIII столетия Пахлавану Махмуду:

Твои печали долги,

А стихи коротки.

Каких ты не видел нищих,

Каких не встречал султанов!

Нух* прожил тысячу лет –

И видел один потоп.

Ты же, не жив его жизнью,

Пережил тысячу бедствий.

От кого остается трон,

От кого-то – простое дерево.

Твое же наследие – бейты –

Созвучья скорбей и забот.

… Пошить бы из них одеяния –

Хватило б согреть этот мир.

(«Пахлаван Махмуд»)

Поэт взращен как классической узбекской литературой, так и острым интересом к мировой поэзии, в том числе и русской, в результате сложился совершенно особенный индивидуальный авторский стиль, где влияние старинной культуры сочетается с новыми ритмами и формами.

Характерная особенность лирических произведений Сиражиддина Саййида – умение автора создавать чрезвычайно выразительные и запоминающиеся картины (интерьер, пейзаж, бытовые детали), которые дают толчок к осмыслению увиденного или уже сами по себе являются выразительным ответом на глубокие и подчас мучительные вопросы ищущего сознания лирического героя. Так, в стихотворении 1993 года «Премуд­рость» (из книги «Дорога слова») размышления о смысле или бессмысленности человеческого бытия, трагическом неосуществлении стремлений и ожиданий живущего, «перебирание» традиционных красот, благ и соблазнов жизни завершаются неожиданной, детально скупой, но эмоционально выразительной кладбищенской картиной, подводящей своеобразную черту надеждам и чаяниям человека:

Смысл – не холмистая степь, не сад,

Не знатного замка лепнина,

Не роскошь дворца и не отдых в песках,

Не удали юной картина.

 

Не чин и не слава, не мир вещей,

Не листьев чинары лавина.

Смысл – это ушедшего в скорби отца

Сухая могильная глина.

Создавая во многих стихотворениях зрительные зарисовки, поэт использует совмещение обыденных бытовых деталей и символических поэтических образов. Его словесная живопись –
далеко не буквальный и не фотографический слепок действительности, но нечто подобное художественной изобразительности полотен импрессионистов, где некая условность и нарочитость, в чем-то непрописанность и неуловимость изображения позволяют зрителю (а в стихах –
читателю) дорисовывать и домысливать увиденное. Обратимся к выразительному в этом отношении стихотворению поэта «Старый карагач. Суфа…», возможности истолкования которого чрезвычайно широки:

Старый карагач. Суфа

Пиалушка чая.

Старец белый, как облака,

За чаем меня встречает.

 

Утро. Душный день. Тишь.

Никого около.

Одна пиалушка чая лишь

И старик – белое облако.

 

С суфы, земли и со стен

Полдень почти неожиданно,

Как циновку, плетеную тень

Потянул и сложил уже.

 

Спускается сумрак. Это судьба

Безысходная, хоть пускайся в крик:

Одна чайная пиала –

И потемневший старик.

По признанию самого автора, стихотворение было навеяно скорбью по ушедшему из жизни деду поэта, очень любимому им человеку, который какое-то время буквально мерещился ему образом убеленного старца – «белого облака». В то же время образное богатство стихотворения поз­воляет рассматривать его содержание и в более широком аспекте, например как мысли о самой смерти, которая поначалу («утро» жизни) видится отдаленно неким белым облаком, но затем неотступно приближается («душный день») и материализуется в образе старика и сгущающихся сумерек – конца земного пребывания человека.

В живописном изобразительном ключе во многих отношениях рассматривается поэтом и тема Родины. Это прежде всего характерный пейзаж сельской глубинки – жаркий, пустынный и пыльный:

Не поглоти дорогу, склон!

Пусть одинокий седой старик

Ходит по этой дороге.

Пусть одинокая грузовичка

По этой дороге пылит!

 

Летом в саратане*

На берегу Кук-куля стоял я,

Говоря: «Прощай, детство!»

Я пялился на этот склон,

А берег вдруг обвалился,

И я окунулся в озеро.

………………………

Теперь уже высохло озеро.

И старца седого нет.

Но все же храни ту дорогу, склон!

Пусть одинокая грузовичка

Пылит по этой дороге.

Не поглоти!

Пусть пылью встает моя вечная боль…

Эта внешне не слишком эстетизированная картина обладает однако сильным воздействием. Каждый, хоть один сезон побывавший на сборе хлопка, безусловно, вспомнит эти пейзажи и примет их как нечто очень памятное и близкое. Следует осознать и несколько иной эстетический код понятия «пыль» в литературе Центральной Азии вообще и узбекской в частности, где это не только обозначение дискомфорта, но характерная принадлежность национального пейзажа, чего-то «своего». Такую «поэтизацию» пыли мы наблюдаем и у других маститых узбекских авторов, например у Абдуллы Арипова:

Нет, не только лишь нищета и бедность

В этой жизни теснят человека,

Но еще пребыванье вне Родины.

…………………………………..

О мой маленький внук, ты растешь,

Ты вернулся сейчас с пыльной улицы –

Не стряхай ее даже с ресниц.

(«Судьба»)**

Таким образом, детали пейзажа и восточного быта становятся у Сиражиддина Саййида знаками приятия не всегда природно комфортного, но глубинно любимого родного края. Так, в стихотворении «Чагониен»*** песок, кумган, глиняные черепки и исчезающая в песке вода становятся своеобразными символами родных мест автора, мест трудных для проживания, но бесконечно значимых и дорогих. Организуясь сквозной рифмой и чеканной ритмикой, эти детали выстраивают своеобразную картину родных мест поэта –
суровых и прекрасных:

Кумган,

Кумган,

Полный песком кумган.

Сыплются глиняными черепками века.

Здесь не встретится ни один курган.

Курган,

Курган,

Полный песком курган.

Впитываясь, как вода, уходит в песок строка:

«Кто видел край, что рожденьем мне дан?..»

Интересно, что этот принцип словесной на­г­лядности проявляется также и в поэтическом автопортрете самого мастера, где его душа и творчество условно представлены образом географической карты с ее жизненным пространством и ориентирами («География моей души»):

Я – маленькая страна,

И память моя – музей,

Где в зеркалах туманных

Хранится еще мое прошлое –

Азбука моей жизни.

 

Я – маленькая страна,

Рожденье и смерть –

Пространство моей географии.

 

В запутанной карте времени

Стирается моя жизнь,

И вам от нее остается

Лишь карта души – моя песнь.

Сиражиддин Саййид находится в расцвете творческих сил, он окружен общественным вниманием, слово его весомо и значимо, и читатели вправе ожидать от него новых творений и расширения его творческого пространства на «запутанной карте нашего времени».

 

* Саратан – название четвертого месяца солнечного календаря, соответствующего периоду 22 июня – 21 июля, время жары.

** Перевод сделан с авторской рукописи.

*** Чагониен – древнее название местности в Центральноазиатском регионе.

 …………………………………………………………………………………………………………….       

СИРОЖИДДИН САЙЙИД. СТИХИ ИЗ КНИГИ «ДОРОГА СЛОВА»

 

 

          ЧАГОНИЁН[†] 

 

Кумган,

Кумган,

Полный песком кумган.

Сыплются глиняными черепками века.

Здесь не встретится ни один курган.

Курган,

Курган,

Полный песком курган. 

Впитываясь, как вода,

                                              уходит

                                                в песок строка:

«Кто видел край, что рожденьем мне дан?..» 

 

                                                           1988

 

   ГЕОГРАФИЯ МОЕЙ ДУШИ 

 

Я – маленькая страна,

В ней годы – мои города,

Месяцы – их обитатели,

А дни – это детство месяцев…

 

Я – маленькая страна,

Столица ее – моя жизнь.

И этой столице я сам покровитель,

И я же ее население.

Все прочие – только странники.  

 

Я – маленькая страна,

И память моя – музей,

Где в зеркалах туманных

Хранится еще мое прошлое –

Азбука моей жизни.  

 

Я – маленькая страна,

Рожденье и смерть –

Пространство моей географии.

 

В запутанной карте времени

Стирается моя жизнь     

И вам от нее остается

Лишь карта души – моя песнь.

 

                                                 1983

 

ПЕХЛЕВАН МАХМУД        

 

Твои печали долги,           

А стихи коротки.

Каких ты ни видел нищих,  

Каких ни встречал султанов! 

Нух[‡] прожил тысячу лет –

И видел один потоп.

Ты же, не жив его жизнью,

Пережил тысячу бедствий.

От кого остается трон,

От кого-то – простое дерево.

Твое же наследие – бейты – 

Созвучья скорбей и забот.

… Пошить бы из них одеяния –

Хватило б согреть этот мир.

 

                                       1983

 

ПРЕМУДРОСТЬ

 

Смысл – не холмистая степь, не сад,

Не знатного замка лепнина,

Не айваны дворца и не отдых в песках,

Не удали юной картина.

 

Не чин и не слава, не мир вещей,

Не листьев чинары лавина.

Смысл – это ушедшего в скорби отца

Сухая могильная глина.

 

                                       1993

 ВСТРЕЧА С ВОЗНЕСЕНСКИМ  

 

Время все перемешало:

Где боль, где радость – не постичь.

Тринадцать лет миновало,

Андрей Андреевич!

 

Подобно закрученному радио,

Роботы меня потрепали.

Андрей Андреевич,

Тринадцать годов миновали.

 

Тринадцать вскриков, тринадцать плачей,

Самолетов тринадцать.

Аэропорт – это и есть память,

Ей день и ночь шуметь предназначено

 

Семьдесят пятый год. Зима.

Ночи длинны, бесконечны.

Ваши стихи так трудно понять –

Как сопромат,- не легче.

 

Тогда, в то время, мне было нужно

Немного денег, и ласки тоже,                   

Но с треском мои мечты провалились –

Стихи оказались камня тверже.                                     .

 

Острая, как игла у циркуля,

Вонзалась в язык строка.

Поэзия – это жертвоприношение,

Терпение на века.

  

Ваши «Антимиры»

Явили образ реальных миров.

Андрей Андреевич,

Миновало тринадцать годов.

 

И вот – Москва. Уже меня

Мраморные берега обнимают.

Похожие один на другой года,

Мосты и воды мелькают

 

Своим тринадцати белым коням

Найду я сравненья, каких еще нет.

Останкинский минарет,

Как восклицательный знак,

Я ставлю на списке этих лет! 

 

                                       1988

 

          * * * 

Старый карагач. Суфа

Пиалушка чая.

Старец белый, как облака,

За чаем меня встречает.

 

Утро. Душный день. Тишь.

Никого около.

Одна пиалушка чая лишь         

И старик – белое облако.

 

С суфы, земли и со стен,

Полдень почти неожиданно

Как циновку, плетеную тень

Потянул и сложил уже.

 

Спускается сумрак. Это судьба,

Безысходная, хоть пускайся в крик:

Одна чайная пиала –

И потемневший старик.

                   

                                       1986

 

          * * *   

Не поглоти дорогу, склон!

Пусть одинокий седой старик

Ходит по этой дороге.

Пусть одинокая грузовичка

По этой дороге пылит!

 

Летом в саратане[§]

На берегу Кук-куля стоял я,

Говоря: «Прощай, детство!»

Я пялился на этот склон,

А берег вдруг обвалился,

И я окунулся в озеро.

 

Потом,

Как отглаженные брюки,

Гладко лоснились года.

Несбывшиеся желанья, как девушки,

Клали головки мне на грудь.

 

Потом высохло озеро,

Слышавшее мое «Прощай!»,

Вымерли рыбы.

И я сказал: «Лишь однажды

Дается нам эта жизнь».

Много влажной тоски пронеслось надо мной,

Тоски и дождливой, и снежной…

 

Теперь уже высохло озеро.

И старца седого нет.

Но все же храни ту дорогу, склон!

Пусть одинокая грузовичка

Пылит по этой дороге.

Не поглоти!

Пусть пылью встает моя вечная боль…

 

                                       1982

 

                    Перевод с узбекского Николая Ильина

 

 



[*] Здесь и далее стихотворения цитируются в переводе автора статьи по изданию: Сирожиддин Саййид. География моей души //Звезда Востока. – Ташкент, 2012 г. № 2. – С. 3-6.

[†] Чагониен – древнее название местности в центральноазиатском регионе.

[‡] Нух – кораническое имя библейского Ноя.

[§] Саратан – название четвертого месяца солнечного календаря, соответствующего

  Периоду 22 июня – 21 июля, время жары.





Другие материалы рубрики

08.11.2013 / 08:58:32

Продолжение дискуссии: "Гамлет" Бориса Пастернака

Опустим биографические подробности жизни литератора и обратимся к переломным моментам его творческой биографии, связанным с созданием романа "Доктора Живаго" и стихам его главного героя, составившим самостоятельный поэтический цикл во всех стихотворных сборниках Б. Пастернака – это 25 лирико-философских стихов, заглавному из которых ("Гамлет") было посвящено интересное исследование проф. Н. Миркурбанова . Далее...

06.11.2013 / 09:11:44

Александр Файнберг. Жизнь поэта после жизни

Второго ноября 2009 года народному поэту Александру Файнбергу исполнилось бы 70 лет. Он не дожил до своего юбилея две недели, но этот грустный праздник без виновника торжества, который пришёл на узбекскую землю вместе с первым настоящим осенним дождём, даже смерть не могла отменить. Далее...

06.11.2013 / 09:01:50

Личная жизнь. Д. Верди - знакомый незнакомец

Не странно ли, что именно в ощущении "круглых" дат, связанных с жизнью и деятельностью подлинно выдающихся детей Человечества мы с особой пристальностью начинаем всматриваться в их черты? И с изумлением находить в них то, что прежде как-то ускользало от внимания, не казалось таким явным и выпуклым. А потому – представлять их личности в некой ошеломляющей новизне, которая до этого момента, пожалуй, и не выявляла в них неосознанного, непривычного, нерасхожего, делающего их в нашем осознании подлинными "знакомыми незнакомцами"… Далее...

05.11.2013 / 09:13:05

Кто она Юлия Альбах?

Юлия Альбах - автор и исполнитель, певица, композитор, поэт, актриса. Родилась в г.Новосибирске. На профессиональной сцене Юля с детства. Первое выступление состоялось в Новосибирском цирке, когда ей было 6 лет.Как потом скажет сама Ю. Альбах: "Не помню, что я пела, но дирижировала оркестром "Калинку-малинку" - это точно!". Далее...

08.10.2013 / 10:27:41

Ида и Исидор Штраус — разлученные Титаником

Macy's — одна из крупнейших и старейших сетей розничной торговли в США знают многие, а о судьбе Иды и Исидора Страус, которые были владельцами Macy's, известно далеко не всем. История их любви олицетворяет верность, мужество и благородство. Далее...




  Самые комментируемые  
 
Asian Book House–молодое и быстро развивающееся литературно-издательское агентство, расположенное в Ташкенте. На наши вопросы отвечает генеральный директор литературно-издательского агентства Asian Book House Виктория Гайратова (Чугай)
"Спустя 50 лет помню узбекскую лепешку": Дина Рубина о детстве в Ташкенте
Миллиардер Стив Джобс умер в возрасте 56 лет. Перед смертью он записал свои мысли по теме что есть счастье. Стоит обратить внимание.

 


19.01.2022 / 19:51:36
Инновационный проект выставки "Рожденный с дутаром" в Галерее НБУ оставляет незабываемое впечатление. Она работает с 18 по 22 января 2022г
 
11.01.2022 / 16:01:14
Выставка репродукций Икуо Хираямы "По Великому Шелковому Пути"
 


17.01.2022 / 20:01:28
Во Дворце международных форумов "Узбекистан" с большим успехом прошел вечер классической музыки в исполнении талантливого пианиста Бехзода Абдураимова
 
08.01.2022 / 20:59:24
В ГАБТ им. А. Навои состоится концерт "Вечер в кругу друзей"
 


15.01.2022 / 17:05:44
13 января 2022 года в Союзе писателей Узбекистана чествовали юбиляров-известных журналистов, писателей, представителей русскоязычной литературы
 
14.01.2022 / 15:38:44
Фестиваль и конкурс к международному десятилетию сближения культур под эгидой ООН
 


06.12.2021 / 16:28:24
И снова один день журналиста: cъемка в большой студии НТРК, вручение приза ШОС, новая встреча в клубе "Интеллектуал"...
 
31.10.2021 / 18:17:51
Государственный центральный музей кино России провел в Ташкенте выставку-презентацию "Музей кино представляет…"
 

 





Главная Панорама Вернисаж Театр Кинопром Музыка Турбизнес Личная жизнь Литература Мир знаний

© 2011 — 2022 Kultura.uz.
Cвидетельство УзАПИ №0632 от 22 июня 2010 г.
Поддержка сайта: Ташкентский Дом фотографии Академии художеств Узбекистана и компания «Кинопром»
Почта: info@kultura.uz
   

О нас   Обратная связь   Каталог ресурсов

Реклама на сайте