Мы освещаем новости культуры Узбекистана: театр, кино, музыка, история, литература, просвещение и многое другое.

Ru   En

Поиск по сайту
Главная Панорама Вернисаж Театр Кинопром Музыка Турбизнес
Личная жизнь
Литература Мир знаний
11.03.2016 / 19:56:46

ИВЕТА ВЕЦЕНАНЕ – НОВАЯ ВСТРЕЧА В УЗБЕКИСТАНЕ


С 25 марта по 20 апреля 2016 года в Отделе изобразительного искусства Бухарского государственного архитектурно-художественного музея-заповедника будет проходить персональная выставка латвийской художницы Иветы Веценане «Во дворе». Ивета Веценане уже знакома узбекистанцам, ее выставка художественного текстиля проходила летом прошлого года в Ташкенте в Галерее изобразительного искусства.

Ивета Веценане занимается текстильным дизайном, ткет гобелены, пишет картины на шелке, использует в некоторых работах янтарную нить. Ее работы широко известны в Европе, выставки проходят по всему миру. Она окончила отделение искусства текстиля Латвийской академии художеств, имеет степень магистра искусств. Принимает участие в выставках с 1986 года. И. Веценане также автор и иллюстратор детских книг. На её счету множество персональных выставок в Латвии, Эстонии, Литве, Чехии, Финляндии, России, США, Германии, Люксембурге, Италии и других странах. Ее работы находятся в коллекциях музеев – Латвийского Национального художественного музея и Эскильстунского музея искусств в Швеции.

Теперь ее выставку могу увидеть и жители Бухары. Зрители увидят гобелены, созданные в разные годы, живопись на шелке.

В преддверии открытия этой выставки Ивета ответила на наши вопросы.

 

- Почему Вы начали заниматься ткачеством?

- В школе прикладного искусства я пошла на текстильное отделение, а потом в Художественной академии на кафедру текстиля – это было очень престижно, в те времена текстиль это было что-то фантастическое! И, конечно, профессор Рудольф Хеймратс был моим вдохновителем. Он был личностью с большим шармом и умел так зажечь студентов, что нам казалось, что текстиль это самое главное на свете! От моих предков, от бабушки, от мамы я унаследовала этот интерес заниматься рукоделием, он в генах был заложен. Бабушка вязала, мама шила, все у них очень хорошо получалось, они делали это с удовольствием, с наслаждением. И, наверное, здесь соединились во мне две вещи: рукоделие и искусство.

- Это связано также с народными традициями?

- Да, это традиции. Народное искусство в Латвии, конечно, было развито, и к ткачеству относились с большим трепетом. В народных песнях поется про девушек, которые умеют ткать сложные узоры, и их очень ценили. В песенном фольклоре есть такой образ: «дочери солнце ткали». Семья ткачих была очень уважаемой. Это не только ремесло, это процесс жизни. Ткачество воспринималось как космический процесс, и много символов можно найти в тканых полотнах.

- Какая символика заключена в Ваших работах? Чаще всего там встречается лилия.

- Все мои творческие работы состоят из каких-то моментов моей личной жизни. Была ситуация, когда мне подарили эту водяную лилию, и с нее, может быть, и  начались все мои работы. Сейчас в них есть и цветок розы, потому что детство я проводила у бабушки в деревне, мы там играли в куклы под кустами роз. Много было кустов диких роз в нашем дворе и кругом. Так что это тоже очень значимый символ в моей жизни.

Я трансформирую природу, это мое видение природы Латвии. Также есть и другие символы - мосты, цветы, горы, вода, роса. Символ папоротника сейчас  появляется в моих работах. Это то, что развивается, растет, расцветает.

Мне очень посчастливилось подружиться с искусствоведом Анитой Ванагой. С ней было мое первое интервью, и всю жизнь она ведет меня по стране искусства, дает советы с точки зрения искусствоведа и историка, профессионально работает с тем, что я чувствую в своем подсознании, объясняет разные символы.  Многие вещи она мне подсказывает, если я сомневаюсь, все время показывает мне направление, дорогу, по которой надо идти вперед.  

- Какие темы Вы хотите затронуть и выразить в своих работах?

 

- Это чисто человеческие темы. Экология человека, его души, гармония. Может быть, я ищу место в пространстве, где моей душе хорошо. Я словно создаю свой мир, где человек - или я сама, или зритель - себя хорошо чувствует. Скорее всего, это то, что я переживаю, большие эмоции. Я это вкладываю в работы, и я чувствую, что у людей тоже возникают подобные эмоции, они меня понимают. Я думаю, что иногда я по-другому вижу мир, чем другие люди. Я могу радоваться тому, чему многие не радуются и не замечают, и я хочу поделиться этим со всеми!

Одна из моих свежих работ – трехметровый гобелен с белыми бабочками-капустницами. Он называется «Самый счастливый день в году». Есть один день в году, когда эти бабочки вылетают из капусты по парам и поднимаются в небо. Это был момент, когда в деревне мы с бабушкой хотели их поймать, чтобы на следующий год не было бы еще миллиона этих капустниц. Но мы их не поймали, а только помяли капусту. И что нам делать? Мы тогда сидели под дубом все вчетвером и смотрели, как над деревом летают сонмы этих белых бабочек. Этот неповторимый момент отразился и в моей детской книге, и в гобеленах. Это как бы большой зов любви, который нельзя остановить. Разные моменты жизни входят в мои работы.

- А каковы Ваши цветовые предпочтения?

- Это зависит от моего внутреннего состояния. Мой самый творческий месяц - это февраль, когда в Латвии белый снег и теплое солнце, и тогда я открываю окна и впускаю свежий, уже почти весенний воздух. Мне очень нравится, когда снег в Латвии. Это самое красивое, когда он накрывает крыши и все вокруг, и тогда все погружается в эту чистейшую белизну. И только просвечивается цвет домов, на солнце это вообще красиво выглядит. Возникают игры светотени и великолепные нюансы колорита. И когда эта белизна вокруг, мне необходимы очень яркие цвета, красные, может быть, желтые. Мои цвета – желто-розовые, и без желтого, наверное, я не могу сделать ни одну работу, или это может быть золотистая охра.

Моя цветовая гамма – это своеобразный вызов серости и ординарности прошлого времени. Когда мы учились в школе прикладного искусства, как-то нам сказали, что самый модный и актуальный цвет – серый. В одежде, в интерьерах и всюду преобладали серый и коричневый цвета. Но когда я шла работать в музей этнографии, я видела, что абсолютно нет серого цвета в народных костюмах, в текстиле вообще, там очень разнообразная и гармоничная цветовая гамма, и я видела, какая это сила цвета! В то время  говорили, что желтый - цвет плохого вкуса, а я хотела сделать так, чтобы этот желтый, стал цветом хорошего вкуса, нужным для людей. И надо сказать, что я не ошиблась во многих ситуациях. На первых моих выставках в Швеции в 90-х годах были раскуплены все мои желто-синие работы, даже Шведский музей модного искусства купил.

Сейчас я начинаю обращаться к зеленому цвету. В конце 70-х я была на выставке Эдите Паулс-Вигнере, у нее там была одна зеленая работа, и мне так она нравилась! До сих пор она мне нравится, но никогда у меня не было своей зеленой работы. И вот сейчас, может быть, они будут. Ну конечно, я микширую все цвета вместе – и холодные, и теплые, и светлые, и темные. Это своя колористика, которую всю жизнь надо искать.

Я вспоминаю, когда у меня была в Финляндии персональная выставка, многие зрители, когда заходили, говорили: «Ой, какой у вас красивый колорит!». Мне тогда казалось, что это не похвала, а это лишь означает, что мои работы только красивые и все. А потом я поняла, наверное, у меня действительно колорит хороший и надо его использовать, не отбрасывать. Может быть, больше не делать черно-белые работы, а развивать именно свое чувство колорита, понять и найти собственный козырь в искусстве.

- Но зеленый цвет все равно теплый в Ваших работах, это солнечно-зеленый. Глядя на эти гобелены, ощущаешь, словно попадаешь на поляну, залитую ярким ласковым солнцем.  Думаю, это отражает Вашу солнечную, лучезарную личность… Сейчас у Вас появилась новая техника?

- Это была интересная история. Когда в прошлом году я отправляла мои гобелены на выставку в Ташкент, все мои работы поделились на несколько частей. У меня параллельно проходили выставки в трех странах. И это была ситуация, когда дома у меня осталась только одна работа. Это был старый гобелен, и в нем я применила другие каноны ткачества. Он остался у меня, потому что не соткался правильно, как-то по-другому соткался, не под углом 90 градусов. Наверное, станок был неисправен. Я повесила его на стену и смотрела на него. И вдруг поняла, что он начинает мне нравиться. Этот гобелен был соткан 30 лет назад, тогда наш профессор очень нас стимулировал и агитировал, чтобы мы принимали  участие в разных выставках, все время нас активизировал, чтобы мы смотрели каталоги, развивались, находили что-то новое и интересное. В те годы я много экспериментировала, и эту технику я нашла, но просто не было времени использовать ее. И сейчас я понимаю, что это действительно что-то новое и опять хочу экспериментировать и, может быть, найти в текстиле какую-то новую суть, то, чего требует этот модный век, чтобы мои гобелены смотрелись прекрасно в современных интерьерах.

 Ткать – это тоже, как спорт, надо тренироваться и быть в форме, нужны мускулы и все время надо ткать, работать. Ты не можешь немного поработать, поткать, а потом отвлекаться. Я тку лет 30, моя рука уже набита, и я могу свободно думать во время этого процесса, даже не смотреть на полотно, могу импровизировать, понимать что получится. И сейчас хочется делать то, что я хочу, и вообще не думать ни о чем. Не сомневаться, что это кому-то будет нужно, а просто наслаждаться процессом работы.

- Если бы Вы не стали художницей, как Вы думаете, кем бы Вы были?

- Я не знаю, кем бы я была, но я иногда думаю, что в моей профессии я и директор, и уборщица в одном лице, и мне это нравится. Кем я могла бы быть в другом месте, это трудно сказать, но, конечно, мне очень нравится деревня и свободный воздух, сельское хозяйство, это для моей души. Поля были бы моими гобеленами. Может быть, в основе моей личности и души лежит ощущение хозяйки, большой хозяйки большого хозяйства!

- Не случайно я спросила о том, кем бы Вы еще были, потому что Вы очень разносторонний человек, и еще пишете книги.

- В 16 лет я очень подружилась с писательницей Саулцерите Виесе и практически все летние месяцы мы проводили с ней в доме, где нет электричества, и хлеб пекут в настоящей печке. Мы много говорили про литературу, латышских и мировых писателей. И это повлияло на мое мировоззрение и развило мой литературный язык.

Сюжет моей книги родился из воспоминаний о том времени, когда мы жили все вместе в деревне, на хуторе. Я во всем вижу искусство, в том числе и в главном герое моих книг – в нашем дедушке, который тоже художник своей жизни, он делает ее интересной, и это у него получается само собой, от природы. У человека, который живет в городе и у кого жизнь запланирована по минутам, ничего неожиданного практически не может произойти. Все очень правильно. Но у нашего дедушки все по-другому! Его жизнь полна событий, которые могут показаться незначительными, но это только с первого взгляда. Книга написана с большим юмором, но через юмор и ситуации я говорю про осень серьезные вещи. Как складно жить в семье, как увидеть доброту,  уметь посмеяться над собой и над какой-то сложной ситуацией и тем самым разрядить ее. В жизни много трудностей, их было много и в моей жизни, но юмор и доброта помогают мне всегда.

- Несмотря ни на какие трудности, все Ваши работы очень оптимистичные, радостные, светлые. Я думаю, это главное в Вашем творчестве - нести какой-то свет людям.

- Жизнь слишком коротка, чтобы сгибаться под тяжестью невзгод и постоянно печалиться. Жизнь дает и много красивых дней, просто это надо увидеть. В моей личной жизни были такие ситуации, когда я спрашивала себя, ну почему это произошло со мной! Но я прошла через этот путь, и даже в тяжелых, печальных моментах я могла увидеть тоже большую красоту. Просто надо научиться смотреть открытыми глазами и открытой душой, чтобы увидеть красоту в любой погоде, травинке, песчинке…

 - Еще Вы делаете украшения – авторские броши, например. Это откуда пришло?

- Это было в 80-е, когда трудно было купить какие-то украшения или одежду и приходилось самой все это делать. В те времена я хотела как-то выделяться, быть яркой, чтобы все меня замечали. В те годы в основном все вещи были фабричные, и люди были невзрачными и черно-серо-коричневыми. Мне хотелось все оживить и сделать что-то личное себе, какие-нибудь украшения с красивыми камнями.

- Значит, все идет из детства и из юности. Кроме того, все построено на случайностях, которые вовсе оказываются не случайными и переплетаются, создают что-то качественно новое.

- Да, я могу привести яркий пример, как моя кошка может создать новый стиль в моем искусстве. Например, она сбросила со стола какой-то предмет или клубок, и появилось что-то новое. Главное, надо увидеть в этом новое направление, и может быть, не ругать кошку, а взять ее в соавторы!

Вообще моя кошка Пице - это совершенно особый персонаж, она имеет эксклюзивную привилегию ходить по ткацкому станку, по гобеленам, которые еще в процессе работы, растянуться и спать на них, мешать мне иногда. Но часто она мне очень помогает, мурлычет, и многое мне подсказывает. И вообще эта кошка появилась не случайно. Бабушка очень хотела, чтобы у моих дочек была кошка, чтобы из деревни мы взяли кошечку в Ригу. Но я ни за что не хотела. И как-то летом, когда мы уезжали из деревни, эта кошечка сама зашла в нашу машину. И тогда я поняла, что ее надо брать с собой. Еще в деревне, котенком она была любимицей, и ей позволялось многое. Моя подруга Анете сказала: «Ну она же поняла, что такая красавица не может остаться в деревне, она должна уехать в Ригу! Покорять столицу!». Она очень умная и в глаза смотрит, мы живем с ней очень дружно.

- Может быть, она уже и клубки мотать помогает?

- Запутывает их, играет с ними, но больше всего ей нравится демонстрировать себя и быть центральной актрисой. Иногда я удивляюсь, что когда приходят журналисты и фотографы с множеством аппаратуры, моя Пице обязательно зайдет, продефилирует и покажет, что она знает себе цену. И порой, она пользуется большим интересом у журналистов, чем я!

- Возможно, в Ваших гобеленах появится символ кошки?

-  Все может быть. В моих гобеленах есть пространство, много незаполненного места без особого рисунка, наполненного не пустотой, а особым смыслом, там есть цвет, фактура. Как-то я получила комплимент от графика, он сказал: «Ты ткешь цвет!». И мне нужно это пространство, свет и тень, игра света и тени. У меня нет конкретного предмета. Если я найду эту кошку как символ, то я ее сделаю, и она будет не только буквально «на» моих гобеленах, но и внутри них.

Вообще все в жизни приходит не случайно, и все одно за другое цепляется и во что-то выливается. Например, почему ко мне пришла идея работать с янтарной нитью. Это был подарок судьбы. В 2008 году было запатентовано изобретение латвийской ученой Инги Ляшенко - технология по превращению янтаря в волокно. Мне подарили возможность работать с ней, я сделала большую серию гобеленов и уже показывала ее в Люксембурге. Сейчас эти гобелены пока «спят» у меня дома, но я думаю, что дальше будет с ними.

- А Вы иногда повторяете свои работы?

- Как и у всех художников, 10 работ, выполненных по одному эскизу, считаются  авторскими работами. И  меня есть несколько гобеленов, которые я повторяла. Но их я повторяю сразу. Было две работы, которые очень быстро купили на выставке. С одной стороны я очень рада этому, но я сама еще не пережила эту работу, и была потребность соткать ее заново, чтобы она какое-то время была со мной. Может быть, лет через 10, я бы не смогла соткать ее второй раз. На каждую работу надо очень настроиться.

- Как приходят идеи? Возникают ли какие-то образы во сне, или они рождаются из впечатлений, когда просто что-то увидишь такое, что вдохновляет?

- Идеи приходят из жизни, и обычно летом. Потом я больше сижу за станком, работаю. Приведу пример. В 80-е годы я ездила от академии в разные места Латвии в научную этнографическую экспедицию.  Это было очень интересно и познавательно. Там меня ждало одно открытие - я увидела цветок красивого синего цвета, это был цикорий. Эти синие цветочки, как звездочки, я видела в регионе Латгалии. И этот синий цвет мне так понравился, что я соткала одеяло. Примечательно, что это не холодный цвет, а сине-теплый, интересная колористика, и этот цветок как бы  сопровождает меня всю жизнь. Я любила ездить на велосипеде от своей дачи домой, и я знала, что в одном месте всегда этот цветочек ждет меня, я каждый раз с ним разговаривала. И сейчас у меня есть эскиз с этим цветком, но пока еще я не соткала его.

Очень многое я беру из природы. Летом я провожу мой отпуск в деревне и понимаю, что никуда в другое место не хочу. Я люблю делать какую-то работу на природе, например, полоть траву, собирать ягоды, перебирать их. Это как медитация, в это время очень хорошо думать о чем-то, размышлять. Мне нравится даже делать это одной. Рождаются новые мысли, когда я собираю чернику в сосновом лесу. Иногда идет дождь, бежишь домой, и ни одного человека в лесу, и только дождь между больших сосен, и ты устала, и это ощущение воздуха, голоса птиц, природы, которая как бы прячется, свои, другие звуки… Это музыка тишины и могущество сосен – у меня эскизы и работы такие есть. Это переживание природы, осознание, что она не только красивая, но и полна своего смысла, и мне нравится эта дикая природа.

- Можете ли Вы почувствовать в каком примерно направлении будете развиваться и двигаться дальше?

- Это непредсказуемо. Сейчас мне хочется развивать совсем другой почерк и сделать такую коллекцию. И еще несколько коллекций, и потом еще! Это будет другой стиль, где почти нет рисунка, только две полосы, большая и меньшая. Я хочу извлечь максимум возможностей из минимализма. Мне нужно много фактуры. Также я хочу комбинировать мои работы, посмотреть, как они будут рядом друг с другом висеть. У меня есть серия под названием «Открытые двери». Есть такая философия, что когда двери закрываются, окна открываются. У человека всегда есть возможность что-то сделать, и вот - эти открытые двери, ворота…  Такие работы я тоже хочу сделать.

- У Вас есть много эскизов, которые ждут воплощения?

- Эскизов сделано уже очень много, и хороших, которые я хочу соткать, но думаю, моей жизни не хватит, и надо решать, какие работы ткать. Хочется наполнять пространство цветом и светом, радовать людей.

- Ташкентское солнце очень яркое и открытое. Интересно, как-то повлияет на Ваше творчество солнце Узбекистана?

- Конечно! Также в Узбекистане меня привлекают синяя майолика и керамика. Это очень вдохновляет! И, несомненно, это текстиль, изделия, выполненные вручную, вышивка. Это бесподобно, «сила иголки», как я говорю. Я люблю ручную, а не фабричную работу. Это, как и во французских, бельгийских гобеленах все сделано вручную, это потрясающе!

Мне кажется, что падение интереса к гобеленам в конце прошлого века связано с появлением фабричных образцов, которые можно сделать быстрее и больше, ровно и гладко. А я ценю ручное, индивидуальное творчество. Это видно даже в моих янтарных работах. Я называю себя «хулиган качества», потому что даже тку дырки и неровности где-то, но я уже профессионально чувствую, где можно это сделать, где нельзя. У меня большой опыт и тренировка, и ткань держится, не рассыпается, и все дырки у меня затканы одна за другой, ткань не может распороться. Я начинаю намеренно экспериментировать с тканью, хочу найти эту новую эстетику. Эти кривые края текстиля, которые не вставлены в рамки, - в этом есть своя прелесть, естественность. Иногда, когда я рисую по шелку, композицию делает какая-то ниточка, может быть, брак или где-то краска немножко не так легла. Но с этого может начинаться деление, пропорции и дальнейшее движение.

- Каковы Ваши впечатления от выставки в Ташкенте?

- Конечно, это был очень профессиональный выставочный зал Галереи изобразительного искусства, сделанный с уважением к каждой работе. Там есть и скамеечки посреди зала, каждую работу можно спокойно рассмотреть и почувствовать. Гобелены – это украшение для помещений, нужно разглядывать их цвет, рисунок, технику, фактуру. У меня есть очень интересные фотографии с открытия Ташкентской выставки. На них видно, что люди хотят коснуться гобеленов рукой. Текстиль – такая вещь, что люди хотят дотронуться, это функция текстиля, и это прикосновение очень важно. Но люди понимают, что это выставочные работы и не дотрагиваются, однако заметен это желание, этот душевный порыв.

Я действительно очень довольна выставкой в Ташкенте. У меня появилось много интересных друзей, художников, искусствоведов. Мы очень подружились и много смеялись, шутили. Очень удачно выложили мои работы! Профессиональное, высокого уровня помещение дает возможность жить работам. Меня поразило то, что у меня есть там несколько маленьких работ, и каждую из них поместили на большую стену. И, несмотря на свои размеры, все равно даже маленькая работка наполняет эту стену, это пространство. Некоторые работы, которые я сама для себя меньше оценивала, в Ташкенте я оценила по-новому, они заиграли по-другому. Мне самой нравится встречаться со своими работами и открывать их по-новому. Как зритель, со стороны. После Ташкентской выставки я подумала: «О, как я могла соткать ту или иную работу! Откуда были силы, как я могла сделать так много!» Это еще и оценка какой-то проделанной работы, ее объема и качества.

Я побывала также и в Самарканде, где мне открылось многое, новый мир. Там я почувствовала величие этой древней культуры.

- Какие работы зрители могу увидеть в Бухаре?

- Это будут те же работы, которые были на выставке в Ташкенте, это мои старые и новые работы. Но каждый зал диктует свои правила размещения, наполнения пространства. И одни и те же работы могу совсем по-другому выглядеть в других помещениях, а сочетания одной работы с другой придают экспозиции свою особенность. Я еще не знаю, какое будет помещение в Бухаре, у меня большая коллекция работ, но думаю, мы справимся.

- Что Вы ожидаете от выставки в Бухаре?

- Прежде всего, я надеюсь, что будет много чудесных, неожиданных встреч. Во время выставки в Ташкенте я почувствовала, как это здорово, когда люди друг другу уделяют время, находят его друг для друга. Самое важное – это человеческие контакты. Я хочу почувствовать Бухару. Обычно я бываю в очень необычных местах! И я хочу ощутить эту необычность. Древнюю землю и величайшую культуру!

Хочу поздравить всех людей, живущих в Узбекистане с наступающим праздником Навруз, пожелать благополучия, счастья, здоровья и весны в душе в любое время года!

                                               Беседовала Елена ЧЕПУРНОВА 





Другие материалы рубрики

10.03.2016 / 11:28:04

Галина Мельникова о Левитане: если он в эфире, будет хорошая новость

Известная телеведущая и диктор Галина Мельникова рассказала Sputnik о счастливом случае, который привел ее в профессию, и о знакомстве с великим Левитаном, оказавшимся простым и добродушным человеком. Далее...

06.03.2016 / 20:59:21

Мальчик которого она не очень то любила

В начале учебного года классная руководительница шестого класса стояла перед своими бывшими пятиклассниками. Она окинула взглядом детей и сказала, что всех их одинаково любит и рада видеть. Далее...

05.03.2016 / 00:59:36

Как я взял друга с улицы

"…Возвращаясь с работы домой, я увидела маленький комок счастья, который смотрел на меня большущими глазами. От долгого пребывания в холоде и отсутствия нормального питания, глаза - единственное, что осталось у этого существа, кричали: "Я ещё живой". Я не смогла пройти мимо…" Далее...

05.03.2016 / 00:46:31

Художник Мухтархан Исанов: я творю, как велит мне душа

О символизме, образе граната в своих картинах, о смысле жизни, своей музе и о предстоящих планах корреспонденту Sputnik рассказал Мухтархан Исанов, живописец, первым открывший Западу Узбекистан через свои полотна. Далее...

05.03.2016 / 00:43:26

10 невероятных примеров того, что никогда нельзя сдаваться

Как часто бывает, что проблемы, не спрашивая разрешения, буквально врываются в нашу жизнь и делают ее черно-белой, а иногда и серобуромалиновой в крапинку. Для кого-то это временный этап, а для кого-то — перемены на всю жизнь. Далее...




  Самые комментируемые  
 
Юбилей академика Аюпова
Полвека тому назад Ташкент принимал высокого заокеанского гостя: Премьера-министра Канады Пьера Эллиота Трюдо. Окончание
Судьба моя: Джизак, Узбекистан…
Горжусь тобой, земляк!

 


29.09.2022 / 11:02:30
В Государственном музее искусств Узбекистана проходит выставка Усто Мумина
 
28.09.2022 / 20:42:56
В парижской штаб-квартире ЮНЕСКО открылась специальная выставка фотокопий избранных произведений Государственного музея искусств Республики Каракалпакстан имени И.В. Савицкого
 


27.09.2022 / 17:41:13
Репертуар Государственного театра музыкальной комедии (оперетты) Узбекистана на октябрь-2022
 
26.09.2022 / 20:36:04
Состоится бенефис Заслуженной артистки Узбекистана Ольги АЛЕКСАНДРОВОЙ
 


24.09.2022 / 11:55:49
На площади перед ГАБТ им. А. Навои вновь состоится грандиозный OPEN AIR
 
23.09.2022 / 12:59:12
Государственный симфонический оркестр Узбекистана выступил в Стамбуле с концертной программой
 


23.09.2022 / 13:11:20
В мире поэзии. Представляем стихи ташкентской поэтессы Любови Верстиной
 
22.09.2022 / 17:07:19
Лауреат международной литературной премии из Узбекистана почтил память королевы Елизаветы II в Ташкенте
 

 





Главная Панорама Вернисаж Театр Кинопром Музыка Турбизнес Личная жизнь Литература Мир знаний

© 2011 — 2022 Kultura.uz.
Cвидетельство УзАПИ №0632 от 22 июня 2010 г.
Поддержка сайта: Ташкентский Дом фотографии Академии художеств Узбекистана и компания «Кинопром»
Почта: Letter@kultura.uz
   

О нас   Обратная связь   Каталог ресурсов

Реклама на сайте