Мы освещаем новости культуры Узбекистана: театр, кино, музыка, история, литература, просвещение и многое другое.

Ru   En

Поиск по сайту
Главная Панорама Вернисаж Театр Кинопром Музыка Турбизнес Личная жизнь
Литература
Мир знаний
27.02.2024 / 14:50:35

ПОСЛЕСЛОВИЕ К ОДНОМУ РАЗГОВОРУ


Всё, что я сейчас пишу, не должно бы появиться по одной простой причине – невозможно написать рецензию на молитву или отзыв на исповедь. Абсурдно анализировать художественные достоинства разговора души с Богом. Вмешиваться в него и неловко, и вроде бы не нужно.

Но разговор с Богом, облеченный в поэтическую форму, становится достоянием всех, кто способен воспринять поэзию, а через нее – мысли, чувства и ощущения, не передаваемые словом. Что еще раз доказывает стихотворный сборник поэта и переводчика Сабита Мадалиева «Исчезающие в сини небес».

Парадокс поэзии в том, что она, как и музыка, способна выразить смысл, существующий вне и над текстом. Особенно там, где подобное выражение имеет давнюю традицию. Следовать традиции непросто. Гармонично наполнить своим видением мира форму, существовавшую за много веков до тебя, не сфальшивив и не иссушив подражанием живость и свежесть чувств – задача, за которую в наши дни мало кто берется. Проще укрыться в тени свободного стиха или ритмизованной прозы. Проще, в конце концов, придумать что-то свое (или настаивать на том, что оно – «свое»). Век социальных сетей и бесчисленных блогов предлагает все возможные варианты игры с текстом, а нам, кажется, интереснее следить за игрой, чем пытаться вернуть себя к литературной традиции. Тем более, что именно в бытность Сабита Мадалиева редактором журнала «Звезда Востока» на страницах этого единственного русскоязычного литературного издания публиковались стихи самых известных и прославленных модернистов и постмодернистов XX столетия.

Наперекор всему сказанному, автор «Исчезающих в сини небес» не думает облегчать себе жизнь. Вошедшие в сборник стихотворения написаны в жанре рубаи, который легок для запоминания, но попробуйте выдержать размер, не сбиться с ритма и при этом уложить в четыре скупых строки человеческую душу, которая больше всего мироздания. Показать ее путь от тьмы к свету, от незнания к мудрости, от себялюбия до любви к Богу, а через нее – ко всему живущему.

 

На жизнь свою взглянул со стороны –

моей души края опалены, –

я помню всех, кого простил когда-то,

но, Боже, я не помню их вины.

 

***

Меж землею и небом печально и сиро,

под глазами в ночи, словно осенью, сыро.

Я всем сердцем люблю в этот мир

                                                 приходящих

и люблю уходящих из этого мира.

 

Свои четверостишия Сабит Мадалиев определяет как суфийские. Для него рубаи – не просто жанр выразительной краткости, а возможность продолжить традицию суфиев-поэтов, среди которых такие имена, как Ахмад Яссави и Пахлаван Махмуд. Его поэзия – история поисков Бога, рассказ о тайне красоты высшей Истины, роман о любви, вмещающей в себя всех людей и все живые существа, и заставляющей чувствовать себя ответственным за весь мир.

 

Ходит дервиш по городу, здесь он чужой,

раздражает прохожих своей нищетой.

Только в городе том лишь один он считает

эту копию ада своею виной.

 

Как суфийский путь делится на этапы восхождения человека к Богу, так и сборник, о котором идет речь, составлен из разделов, предваряемых ритмичными вступлениями. Он начинается с любви к женщине:

 

Речная гладь подернулась свинцом,

но стали вновь холодных дней венцом

текущая вода, трава зеленая

и женщины прекрасное лицо, –

 

а завершается любовью к Богу:

 

Прошло через судьбу мою насквозь

лишь имя Бога ароматом роз,

я выдохну Его в свой час последний,

прощаясь с жизнью, не стирая слез.

А между первой и последней страницами – скитания по свету, поиск себя и внимательный взгляд человека, привыкшего к дороге, и поэта, умеющего в мелочи впечатлений разглядеть ценность образа. Повседневные события, затаенные чувства, предметы быта, приметы мест, в которых лирический герой проживает свои мечты и воспоминания – акварельные штрихи, из которых жизнь составляет наброски нашей памяти. Стихи Сабита Мадалиева похожи на эпизоды из фильмов Тарковского. Они кинематографичны в лучшем смысле слова, вызывая мгновенный, яркий и достоверный зрительный ряд.

 

Поверхность озера – литая гладь стекла.

Спускаюсь к берегу, там память сберегла

воспоминанья о тебе, где снова,

как солнце осени, рука твоя тепла.

 

Речная вода, ковыль на ветру, бегущие над степью тучи, потоки дождя, ночная буря – эти стихи подвижны, они сами подобны горному саю или облакам, образным строем своим говоря читателю поверх слов об изменчивости и краткости жизни. И о том, насколько мы тотально не готовы к встрече с вечностью. В них нет безмятежного спокойствия китайских и японских поэтов, хотя порой при чтении на ум приходят ассоциации с Ван Вэем или Сайге. Но это, скорее, то глубинное, что объединяет всю восточную поэзию, которая никогда не бывает только про чувство или впечатление, но всегда – про поиск абсолютного начала, Истины с большой буквы. Если же говорить о чувстве, то главные в этом сборнике, пожалуй, боль и счастье. Парадоксально, да? Поэт постоянно испытывает боль – за чужие страдания и собственное несовершенство, но, прочитав сборник до конца, понимаешь, что его автору выпало счастье подлинной любви – той бескорыстной, духовной, высшей любви, которая одна только и способна вместить в себя все печали мира,

Не все вошедшие в сборник стихотворения равноценны, автору не всегда удается выдержать безупречную форму рубаи. Но я буду перечитывать их все, и неоднократно, как не единожды перечитала сборник 2003 года «Окликнула душу печаль». Оба они перекликаются, «перетекают» друг в друга (еще раз подтверждая текучесть жизни). Но тот, предыдущий, был больше, как кажется мне, о жизни земной. Нынешний – больше о вечности, даже тогда, когда речь о брошенной кошке.

Кошку бросила воля чужая,

на руках она зябко дрожала, –

дервиш нес ее, словно ребенка,

осторожно к груди прижимая.

 

Это – одно из самых любимых моих четверостиший в сборнике. А другое:

 

Когда юдоль покину я – не верьте

тому, что счастья я не знал на свете.

Скажите вслед мне: умер от любви,

Дай Бог и нам такой счастливой смерти.

 

Взыскующий Бога суфий с бездомной кошкой на руках, такой по-человечески близкий и такой недосягаемо далекий, ведь душой он в небе, выше летящих аистов и плывущих облаков… Поэт не искал этот образ, не создал его. Он просто говорил с Богом, а я, читатель, услышала разговор. Не мне судить, правильно ли я его поняла. Но с тех пор, как сборник «Исчезающие в сини небес» появился на моей книжной полке, не проходит пары недель, чтобы я не захотела вернуться к нему.

 

Александра СПИРИДОНОВА





Другие материалы рубрики

26.02.2024 / 10:38:04

Уроки мудрости, дошедшие до потомков. 255-летие со дня рождения И. А. Крылова. Встреча коллектива "Данко" с читателями в библиотеке Мирзо-Улугбекского района

Наверное, 20 февраля музей Сулеймана Юдакова, где мы обычно проводим наши встречи, скучал без нас. В этот день информационно-библиотечный центр Мирзо-Улугбекского района, как всегда, приветливо принимал у себя гостей. Далее...

25.02.2024 / 13:56:13

В Республиканской детской библиотеке в Ташкенте состоялся творческий вечер памяти известного польского поэта Збигнева Херберта (1924-1998). Это был вечер поэзии и вдохновения

Поэзия, как зеркало, отражает самые глубокие чувства и мысли человека. В минуты, когда слова становятся слишком тесными для сердца, поэзия расширяет границы чувств и мыслей, открывая новые горизонты и приглашая к погружению в мир метафор и образов. Так было и на этом вечере поэзии. Далее...

24.02.2024 / 14:51:47

"Культурное наследие, как мост между Италией и Узбекистаном"- такова тема медиа-ивента , который состоялся в новом конференц-зале телемедиакомплекса "Sevimli". Можно сказать, что это было событие в общественной и культурной жизни

Зайти в это новое здание одно удовольствие. Особенно впечатляют 7 и 10 этажи, где расположено теперь Всемирное общество по изучению, сохранению и популяризации культурного наследия Узбекистана (WOSCU). Далее...

21.02.2024 / 13:46:34

Мунира Бабаярова. Дом-музей Сулеймана Юдакова.

Из всех однокурсниц она была самая красивая и недоступная. Не тусила с нами, мало общалась, и вообще, вела себя как принцесса. Этим и притягивала. Далее...

19.02.2024 / 18:23:52

БЕСЦЕННОЕ НАСЛЕДИЕ БАБУРА

Наш великий предок поэт Захириддин Мухаммад Бабур, внесший своим богатым наследием большой вклад в мировую культуру, не только хорошо знал различные области науки, но и внес достойный вклад в ее развитие. "Любого человека следует судить по тому, что он сделал" (Сервантес). Далее...





17.04.2024 / 14:29:09
Театр-студия имени Марка Вайля "Ильхом" представляет репертуар недели
 
17.04.2024 / 10:23:49
В столице республики с большим успехом продолжается Международный фестиваль оперы и балета "Тошкент бахори". Его программу украсила новая версия оперы великого итальянского композитора Джакомо Пуччини "Богема"
 


13.04.2024 / 14:06:55
"ШУМ БОЛА" XI-ФЕСТИВАЛЬ КИНО ДЛЯ ДЕТЕЙ И МОЛОДЕЖИ
 
08.04.2024 / 11:57:58
В Ташкенте прошли показы документальных фильмов "Из Ташкента в Нью-Йорк и обратно" и "Самарканд- вечный город". После просмотра состоялась оживленная дискуссия
 


10.04.2024 / 12:00:56
Предстоящий в Узбекистане международный фольклорный фестиваль "Весна Байсуна" в фокусе внимания СМИ Казахстана
 
09.04.2024 / 17:18:38
Accor откроет новый отель рядом с международным аэропортом Ташкента
 


14.04.2024 / 14:09:26
Мэтр узбекского музыкального искусства. Сулейман Юдаков. (14 апреля 1916.-1990 годы)
 
17.02.2024 / 11:26:49
Аральская песня Рафаэля Матевосяна
 

 





Главная Панорама Вернисаж Театр Кинопром Музыка Турбизнес Личная жизнь Литература Мир знаний

© 2011 — 2024 Kultura.uz.
Cвидетельство УзАПИ №0632 от 22 июня 2010 г.
Поддержка сайта: Ташкентский Дом фотографии Академии художеств Узбекистана и компания «Кинопром»
Почта: Letter@kultura.uz
   

О нас   Обратная связь   Каталог ресурсов

Реклама на сайте