Мы освещаем новости культуры Узбекистана: театр, кино, музыка, история, литература, просвещение и многое другое.

Ru   En

Поиск по сайту
Главная Панорама Вернисаж Театр Кинопром Музыка Турбизнес Личная жизнь
Литература
Мир знаний
23.01.2020 / 19:54:59

АКТУАЛИЗАЦИЯ СТАРИННОГО ЖАНРА: "ЧЕТВЕРОСТИШИЯ" СИРАЖИДДИНА САЙЙИДА


Замечательой особенностью узбекской литературы является то, что она, обретя в начале ХХ столетия в силу активизации межлитературных контактов и внутреннего развития новую систему жанров, доминирующую в современном литературном процессе, не отказалась от жанров предыдущего классического периода.

Конечно, влияние старинных жанровых форм на последующий литературный процесс явление вполне обычное, присущеелюбой национальной культуре. Такие влияния и воздействия легко обнаруживаются и в русской литературе. Так, исследователи отмечают традиции жанра жития в романах Достоевского, влияние особенностей древнерусского жанра слова на Солженицына и многое другое. Но в отношении узбекской поэзии речь идет не просто о влиянии и наследии, а о буквальном сохранении старинных жанров, конечно, с элементами их современного осмысления, совмещения сложившейся формы с обновленным содержанием и техническими возможностями стихосложения нового времени.

Четверостишие, как и близкое к ним рубаи, - форма лирической поэзии, широко распространённая на Ближнем и Среднем Востоке (наравне с газелью и касыдой).В письменной литературе она появляется в IX—X вв. По содержанию в большинстве случаев это размышления философского характера, осмысление социально-исторических явлений и утверждение определенных норм поведения человека.Стихотворение обычно строится из четырёх строк (двух бейтов), рифмующихся как ааба, реже — aaaa, то есть рифмуются первая, вторая и четвёртая (иногда все четыре) строки. Рубаи строятся в метре аруза, четверостишья более свободны в отношении метрики. На европейские языки, в том числе и русский, чаще всего переводятся пятистопным ямбом (хотя эти рамки значительно расшатаны переводческой практикой). Наиболее известные авторы — Омар Хайям, Мехсети Гянджеви, Хейран-Ханум, Абу Абдаллах Рудаки, Мухаммад Захириддин Бабур и др.

В период, непосредственно предшествующий современному состоянию узбекской литературы, наибольший вклад в развитие рассматриваемого жанра внесли Аблулла Арипов с его классической стройностью формы и глубиной мысли и Эркин Вахидов с его вольной интерпретацией жанровых канонов. Художественная эволюция жанра проявилась в том, что символическое и легендарно-историческое предъявление жизненных явлений в литературе классического периода обрело бóльшую историческую достоверность и конкретность, больший психологизм и личностное начало.

Своеобразный узбекский постмодерн, позволяющий творчески совмещать и переплетать разные жанры, содержательные аспекты и стили, проявляется в творческих исканиях многих современных авторов. Сиражиддин Саййид – народный поэт Узбекистана, соединяющий в своей художественной манере, с одной стороны, традиции и приемы классической узбекской поэзии, с другой, – совершенно свободно чувствующий себя в современном литературном процессе с его поиском нетрадиционных деталей и форм, неожиданных лирических «поворотов» и игры стилями. То и другое присутствует у него в обращении к такому старинному поэтическому жанру, как четверостишья. Однако это нисколько не говорит о эклектичном смешении всего со всем. Сама специфика жанра и уважительное отношение к великим предшественникам определяют то, что поэт в значительной степени придерживается установившихся и проверенных временем базовых законов этого малого жанра в отношении общего содержания, идейной направленности и ряда формальных особенностей.

Так, мы встречаем в текстах те же вечные истины о божественной справедливости и воздаянии за совершенное человеком в жизни, традиционны размышления над сутью земного бытия человека, благости верования и соблюдения соответствующих нравственных норм.

По жизни все пройдем мы худо или бедно,
И все, что ни творим, не скроется бесследно:
Над головой бескрайний небосвод
Как Божье око – все ему заметно.[1]

Нетрудно обнаружить характерные для старинного жанра идеи необходимости исполнения человеком своего долга с элементами традиционного нравственного назидания.

Явившись в мир, пойдешь путем скитаний,
Все постигая в нем умом, сознаньем:
Мир как река - ее пересечешь,
Владея кораблем из добрых начинаний. («Корабль души»)

Не менее традиционны осуждения невежества, ханжества и приспособленчества:

Столь многое в миру зависит от удачи,
Иной Ташмат- Ишмат подчас так много значит.
Готов принять я все, что ниспошлет Аллах,
Но только не решать для подлых их задачи. («Удача»)

Мы видим также ряд привычных для жанра образов-символов, например, чашу жизни, чашу Хайяма и др.

Идет по кругу чаша лет и дней,
Ты каждый день из чаши пьешь своей,
Пусть чаша сердца твоего пребудет полной
И та, Хайяма, пусть пребудет в ней.

Вместе с тем, уже по-новому звучит тема Родины: это не просто земля - место проживания твоего народа. Она обрастает признаками узнаваемой государственности, страны конкретного типа, что определяет отношение к ней и характер служения гражданина этой стране:

Быть стойкими во всем нам Родина велит,
Ведь Родина есть то, сам народ творит.
Из трепетных сердец, из душ неутомимых,
Из зоркой памяти Отчизна состоит.

Наряду с этим личностное восприятие Родины может быть представлено выразительным элементом ее локальности:

К чужим краям душой я не склонялся,
Вне родины моей ничем не искушался.
Я столько видел океанов, рек,
Но брег Анхора лучшим оказался. («Родной город»)

Путь страны обретает не только легендарную, но и конкретную историческую периодизацию, например, четверостишие «ХХвек. Годы репрессий»:

За день один продаться подались
Поэты, чья потом продлилась жизнь. 
И за одну лишь ночь перестреляли
Поэтов, что тогда не продались.

Мысли о необходимости просвещения и его спасительности для страны, присущие национальному сознанию еще со времен Алишера Навои и просветителей джадидского толка, находят новое подтверждение:

Без просвещения страну погибель ждет,
Ни счастья, ни удач она не обретет.

Но эти мысли существенно конкретизированы, можно говорить о культурологической составляющей «Четверостиший» С. Саййида. Здесь и отдается дань великим предкам, деятелям культуры прошлого:

На Родине моей святые есть места,    
Там цветники цветут, не вянет красота.
Там Термези – сокровищница духа,
Там Бухари – познанья высота.

Здесь и выделение особой роли литературы в формировании национального сознания:

От дней Лютфи как память нам дана – литература,
Конем несла Бабура сквозь года – литература,
Увы, до времени ушли Чулпан с Фитратом: 
И вопль до Страшного суда – литература.

Причем тема литературы трактуется весьма широко, превосходя рамки только национальной словесности. Наряду с образами Навои, Бабура, Лютфи, Фитрата и др. «действующими лицами» четверостиший могут оказаться и представители других культур. Замечателен пример обращения к образу Пушкина в одноименном четверостишье:

Всю жизнь метался Пушкин, бедолага.
Не очень был везуч, в быту все передряга.
Мы тоже суетимся, горемыки,
Но Пушкин все же был божественный бедняга.

Философизм  современных четверостиший активно пронизан диалектическим пониманием жизненных процессов с их противоречиями, что стало очень заметно в поэзии со второй половины ХХ столетия (вспомним знаменитое «Инсон» Э. Вахидова), Подобные мотивы проявились и в творчестве нашего автора в размышлениях о противоречивых чертах человеческой натуры:                                     

Ты – бед причина и источник благ,
Фундамент мира и пустой чердак.
Душа, ты и цветешь, и увядаешь, 
Ты миру друг и ты ему же враг.

Рядом с этим диалектическим постижением жизни естественно встает вопрос об отношении человека к окружающей среде, столь актуальный для современного миропонимания, мысли о человеке и природе:

В дастанах, сказках эта мысль видней:
Немало человек имеет свойств зверей,
И чем зверей все меньше остается,
Тем больше диких качеств у людей.

Как видим, четверостишия С. Саййида могут обретать черты социальной сатиры, а иногда буквально пересекаться с жанром эпиграммы:

«Я - девушка!» - кричать в стихах тебе охота,
Но почва слов - душа, а не земное что-то.
Красотка-рифмоплет, меня послушай:
Тебе потребен муж, а не стихов красоты. («Чушь и муж»)

Замечательную лирическую струю вносит и личностная тема автора. Автор-лирический герой призван сопрягать великие цивилизационные вопросы с судьбой обычного человека: вера, родина, история, творчество и другие высокие темы «очеловечиваются», соприкасаясь с личностным восприятием поэта и читателя.

Я из Сурхана и стремлюсь в Сурхан, –
В тот ждущий край, куда я сердцем зван.
Друзья, в Ташкенте только мое тело –
Я рвусь к моей душе: Сурхан ей домом дан.

Автор становится своеобразным персонажем цикла, свидетелем хода истории, мыслителем, осмысляющим суть нашего бытия, и обыкновенным человеком с его страстями и слабостями. Так мы встречаем удивительное стихотворение «Глиняной стене отцовского дома»:

Как ты, смотрю на мир, его понять пытаюсь,
Тернистые пути его постичь стараюсь,
Как ты, в тоске скучаю по отцу
И так же, как и ты, я тихо осыпаюсь…

Вместе с тем, лирический герой - это поэт, выражающей свое жизнепонимание в трудолюбивом слове, и в четверостишьях буквально осуществляется раскрытие психологии творческого процесса.

Жгут звезды спички на вершинах мира.
Весна в ночи, чиста души палитра. 
Поэт, закончив стих, во двор выходит,
Как женщина, родившая батыра. («Рождение стиха»)

Здесь же и тема ответственности поэта за высказанное словом, за созданное или упущенное им в творчестве:

Утраченные дни, рассветы мной потерянные,
Они как бейты, как стихотворения:
В них горечь, что не сделалась стихами –
Мои «неизбранные сочинения».

Ко всему сказанному необходимо добавить наблюдения за техническим своеобразием четверостиший С. Саййида, где часто обнаруживается внутренняя рифма, игра созвучиями, подчас настоящая словесная эквилибристика, что чрезвычайно трудно передать в переводных текстах. Тут невозможно обойтись без примеров на языке оригинала. Обратимся к уже приведенному выше четверостишию «Кема» («Корабль души»).

Дунёга келиб то кезиб ўтгайсен,
Ақл кўзи билансезиб ўтгайсен:
Дунё бир дарёдир яхшиликлардан
Кема ясаб, ундансузиб ўтгайсен.

Мы видим, что рифмующиеся перед редифом “ўтгайсен”слова кезиб-сезиб- сузибобладают не только общим аффиксом деепричастия прошедшего времени “иб”, определяющим собственно рифму, но еще и целостным созвучием. Дополнительный эффект вносит использование внутренней рифмы со словами келиб, билан-ундани нагнетение певучегозвука “и” во всей строфе. 

На ярком созвучии слов стороится подчасцелое четверостишие:

Каптарларим - дафтарларим,
Дафтарларим - каптарларим.
Учиб кетди каптарларим,
Менга қолди дафтарларим. (Йиллар)

Поиск адекватного предъявления таких четверостиший на русском языке всьма затруднителен и возможен лишь с некоторыми изменениями.

ГОДЫ - ГОЛУБИ

Мои тетради голубы,
Мои года как голуби,
Исчезли мои голуби,
И лишь тетрадей доля – быть.

Новаторские элементы, вносимые в содержание и форму четверостиший, продлевают их художественную жизнь. Жанр остается серьезным и философским, несущим аромат минувших столетий: с высоты его исторического опыта как бы оценивается наше сегодняшнее восприятие и понимание жизни. В рамках этой формы жизненная диалектика, достоверная история, современная культурология, экологическая тема, автобиографические черты и подробно стинаходят в «Четверостишиях» 

С. Саййида свою поэтическую интерпретацию. Это художественное обновление, не умаляющее и не отвергающее достижений литературы прошлого, но развивающее старинный жанр и делающее его художественно актуальным.



[1] Здесь и далее стихотворения цитируются по изданию: Саййид, Сирожиддин. Менинг тўртликларим. –

Т.: MASHUR-PRESS нашриёти, 2018. - 124 б.Перевод выполнен автором статьи.

 

НИКОЛАЙ ИЛЬИН





Другие материалы рубрики

22.01.2020 / 22:25:25

АБДУЛЛА ҚОДИРИЙ ХОТИРАСИГА ЮКСАК ЭҲТИРОМ

2019–2021 йилларда Ўзбекистон Республикасининг миллатлараро муносабатлар соҳасидаги давлат сиёсати Концепциясини амалга ошириш бўйича "Йўл харита"си ижросини таъминлаш, ўзбек романчилигининг асосчиси, ватанпарвар адиб Абдулла Қодирий хотирасига эҳтиром кўрсатиш Далее...

22.01.2020 / 22:18:52

"ФАРХАД И ШИРИН" АЛИШЕРА НАВОИ ПЕРЕВЕДЕН НА АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

В Национальной библиотеке Узбекистана состоялась презентация поэмы Алишера Навои "Фарход и Ширин" на английском языке Далее...

21.01.2020 / 00:01:00

Презентация книги "Первый фотограф и кинооператор Худойберган Девонов"

Республиканский благотворительный общественный фонд имени Ислама Каримова пригласил на презентацию книги "Первый фотограф и кинооператор Худойберган Девонов", изданной Фондом имени Ислама Каримова. Далее...

15.01.2020 / 23:05:04

Презентация книги Алишера Навои "Фархад и Ширин" на английском языке

17 января в 15.00 в Национальной библиотеке Узбекистана имени Алишера Навои состоялась презентация книги Алишера Навои "Фархад и Ширин" на английском языке. Далее...

05.01.2020 / 22:00:14

Алишер НАВОИ. Не дервиш и не шах

Из книги "Назм ул-жавохир" ("Жемчужные строки") Далее...





17.02.2020 / 22:13:15
Красные цветы добра. Как балет Рейнгольда Глиэра стал окном в китайскую культуру для узбекистанцев
 
16.02.2020 / 22:03:19
Новая сценическая версия оперы Г. Доницетти "Лючия ди Ламмермур" на сцене ГАБТ им. А. Навои
 


14.02.2020 / 12:25:59
Ташкент-Сити – чудо Ташкента 21 века. Именно об этом говорят герои нового выпуска телепрограммы "Узбекский характер"
 
13.02.2020 / 11:24:46
Школа кино FOCUS провела отчетный показ работ за 2019 год
 


15.02.2020 / 21:56:47
Письмо в редакцию. Наполняйте свою жизнь, друзья, настоящим смыслом!
 
14.02.2020 / 18:43:29
Digital Concert Hall. Вещание концертов Берлинского филармонического оркестра
 


10.01.2020 / 23:08:34
В минувшем году в Узбекистане побывало рекордное количество туристов – 6 миллионов 748 тысяч 500 человек. В 2018 году этот показатель составил 5 миллионов 346 тысяч 200 туристов
 
05.01.2020 / 18:17:24
Туристический потенциал Ташкентской области будет развиваться на основе концепции "Золотое кольцо"
 

 
 





Главная Панорама Вернисаж Театр Кинопром Музыка Турбизнес Личная жизнь Литература Мир знаний

© 2011 — 2020 Kultura.uz.
Cвидетельство УзАПИ №0632 от 22 июня 2010 г.
Поддержка сайта: Ташкентский Дом фотографии Академии художеств Узбекистана и компания «Кинопром»
Почта: info@kultura.uz
   

О нас   Обратная связь   Каталог ресурсов

Реклама на сайте