Мы освещаем новости культуры Узбекистана: театр, кино, музыка, история, литература, просвещение и многое другое.

Ru   En

Поиск по сайту
Главная Панорама Вернисаж Театр Кинопром Музыка Турбизнес
Личная жизнь
Литература Мир знаний
13.09.2022 / 19:03:21

Полвека тому назад Ташкент принимал высокого заокеанского гостя: Премьера-министра Канады Пьера Эллиота Трюдо. Окончание


Понизив голос, куратор вдруг перешли на «ты» и, наконец, «раскрыл карты»:

– Видишь, какое дело…  Там будет Трюдо с молодой женой. Только недавно у них был никох[1]. И десяти недель не прошло. Молодожены они, понимаешь? Так вот, он хочет показать ей наш ночной клуб. Так это по-ихнему называется.

 – Наш… что? Наш «ночной клуб»? Он думает, у нас есть… ночной клуб?

– Он думает – у нас есть все!

– Да уж…

 – Нужно бы атмосферу такую… чтобы весело, но, чтобы - без мордобоя. И без приставаний: «Давайте сфотографируемся с вами на память! До того хочется дедушке в кишлак фотографию отправить! Как мы тут все вместе с вами гуляли…»   И чтоб не вздумали приглашать кого-то из Трюдо на парные танцы! В программе не будет ни вальса, ни танго, ни фокстрота. Если только Трюдо сам не закажет. Все!

В ректорском кабинете повисла тишина. Уходя – уже на cамом пороге – куратор добавил:

–  Да. И чтоб не обчистили их.

– Что Вы, чо Вы! У нас же партийная номенклатура учится!

– Знаю я твою номенклатуру. Хотя за это «голуби» из госбезопасности будут отвечать. Но кому-то из своих ребят скажи. А еще потом посматривайте, чтобы слушательницы ненароком в ночных бабочек не переквалифицировались.  

И с этими словами он вышел.

 

 

У истоков эры дигитализации.

 

   Очередь перед заветным магазином ВПШ.

 – Маш, ты записала в список кафедру исторического материализма?

 – Да, конечно позвонила им.

 – Что-то они запаздывают!

 – А этих… «с коммунистического строительства»?

 – Тоже сказала, чтобы бежали быстренько в очередь записываться!

  – Придут ведь?

  – А ты сомневалась?

 – Девчонки, делаем так: один список пишешь на листочек…

 – Ой, а библиотеку не забыли?

 – Листочек есть?

– На, вот тебе новая тетрадка!

 – А не жалко?

 – За тетрадочку ты меня первой запиши.

 – Забери, к черту, тетрадку свою!

 – Шучу - шучу! И пошутить тут нельзя?

  – Тут – нельзя!

 – Вот, пиши: Стрелецкая – №1, и номер мне ставь сразу на ладошку.

 – Тока руку теперь не мой – смоешь номер-то!

 – А кушать как?

 – Нет, вы только посмотрите на нее! Слушай, ну зачем тебе кушать? Сёдня красивые туфли купишь – все на тебя та-ак будут заглядываться… Ты и про «кушать» позабудешь, и не только про «кушать».

 – Ты тока посмотри, библиотека нарисовалась… Вот я не понимаю: зайдёшь в зал, там одна еле-еле обслуживает. А как с работы выходят, бывает, человек пятнадцать шагает… Вот где они целый день толкутся?

 – Да внизу, в хранилище, за стеллажами. Стулья ставят – по 3 стула в ряд, и спят потихонечку. У них даже расписание есть: кто в какое время.

 – Да-а? А других пускают?

 – Не очень. Но… поговорить можно.

 – Ну ты представь, какая хорошая работа!

 – А у тебя что, плохая?

 – Смотрите, чтобы все «одной рукой» записывали. И список, и номерок на руке – чтоб все одними чернилами, один и тот же человек. А то набегут потом чужие. Со стороны!

 

 

Битва за мокасины

 

Наконец, появилась продавщица:

– Девчонки, не стойте! Говорю вам – специально для группы, только сорок человек.

– Для какой такой группы? Мы тут работаем. У нас стаж большой!

 – Я Вам русским языком говорю: товар завезут для группы слушателей. Из ректората список мне принесут.

 – Какой еще список? Вон у нас список уже готовый. Тут как раз сорок четыре человека набралось. Больше никого записывать не будем!

 – Нет, девчонки, сегодня не получится. Сегодня я только эту группу буду отоваривать. Да там только мокасины будут, все остальное – неинтересно.

- Да мы здесь полдня провели! Мы стояли! Мы тебя ждали!!!

- Да на здоровье… А лучше бы работали.

- Ага! Ты нас еще поучи.

 

И тут появились проклятые претенденты на новый завоз – «ночной десант» в ресторан «Зеравшан». Тётушки, припрятав «ценную бумагу», сбились в могучую кучку. Они перестали размахивать списком, порхавшим до сего над головами, как икона на хоругвях. Сцепив отнумерованные руки, живые предвестницы дигитализованного мира заняли боевую позицию. Преградив «десантникам» путь в магазин, они приготовились стоять насмерть.

 

 – Что тут такое творится?

 – А ну-ка покажи номерок. Покажи номерок!

 – О чем речь? Какой такой номерок?

 – Номерок, говорю, покажи! На руке. Вот такой. Покажи!

 – Нет у меня такого…  – и первого «десантника» мигом окружила плотная стайка пронумерованных тетушек.

- А где ты был, когда мы писали список очередников?

- Ну, в те времена он еще пешком под столом ходил, - подлил масла в огонь какой-то юморист из «десантников».

- Решил залезть в очередь без номера? За «базар» ответишь!

- Послушайте, ну при чем тут списки? Все будет в порядке «живой очереди», - попытался сгладить ситуацию, а заодно и спутать теткам карты, кто-то из «ночного десанта».

- «Живой», да? А «мертвую» очередь не хочешь?

- Да бей его, Маша!

 - Врежь! А чтоб неповадно было без номерка сюда лезть!

 

Синяк

 

Герой «мокасиновой битвы» разглядывал в зеркале свеженький синяк, сияющий вокруг левого глаза, плюс - царапина через все лицо, когда раздался быстрый стук в дверь.  Не дожидаясь ответа, в комнату вбежала дежурная по этажу:

–  О-ой, родненький! Что ж это с тобой приключилось?

– Что? По «сарафанному радио» уже передача была, да?

–  Из магазина мне позвонили. Сказали, чтоб наведалась к тебе, помогла, если нужда какая есть. Как же это тебя угораздило?

– Валерьянкой чтобы отпоила, да? От вас не скроешься. Ведьмы!

 - А я то при чем?

 - Ладно, лучше научи теперь, как мне теперь с такой рожей в ночной клуб идти?

 – Ну дак… а зачем тебе туда, сынок? Вдруг там… еще наддадут? 

 – Задание у меня такое.

 – От кого?

 – От партии.

 – Ты ещё бы сказал – от народа.

 – Можно и так…

 – Зубная паста есть?

 – И что?

 – Намазать можно. Отёк пройдёт, синяк закрасится. А еще бадяга хорошо помогает.

 – Пудра есть у тебя?

 – Я тебе с буфета на помощь позову. У нас одна буфетчица есть, Клава. Знаешь ее? Она по вечерам в пивбаре работает. Все примочки знает!

 – Днём, значит, у неё партшкола. Вечером – пивбар. Ну давай, зови свою Клаву - многостаночницу.

 – Она не моя. Она наша.

 

Накануне.

 

Вечером десантная группа парт-школьников собралась у проходной.  Проректор, стоя у входа в автобус, проверял, чтобы все было строго по списку.  Против каждой фамилии он расставлял галочки. Кого-то остановил:

 – Так! В сторону. Нет тебя списке, Шурупов.

 – Как это нет? А кто решение принимал? Списки-то кто составлял?

 – Давай, Шурупов, в стороночку.  

 – Во-первых, не Шурупов, а Шарипов…

 – Все равно – в стороночку!

Тут как раз подоспел «мокасиновый герой» с синюшным глазом. В черных очках.

 – Ты зачем на ночь глядя черные очки надел?

 – Врач прописал.

 – Болеешь, что ли? Тогда оставайся!

– А давайте я вместо него? – встревает в их диалог неугомонный Шурупов.

 – Не успеешь.

 - Успею я, успею!

– Ладно, Шурупов. Ты сиди в комнате. Если что, я тебя позову. А ты («герою») – остаёшься. Лечись!

 – Что ж я, зря мокасины покупал?

Шарипов: – Так давай я их у тебя перекуплю. Со следующей стипендии деньги отдам. Обещаю!

 – Э-эх!

 

В подвалах ресторана «Зеравшан»

 

 – Как ты думаешь, кто они – во-он те ребята? – спросила Маргарет мужа, обозначив парт-школьников беглым взглядом.

– Которые в одинаковой одежде? Наверное, какой-нибудь ансамбль.

 – Танцевальный? 

 – Непохоже…  Что-то слишком хромые для танцев.

 – Думаешь, хромые? Да не-ет… такое чувство, будто туфли им жмут. Видимо, им купили танцевальные туфли для выступления. Прямо накануне.   

Он пожал плечами в ответ, типа «все может быть».

 – Послушай-ка, мы ведь можем их выручить! Если пойдём танцевать босиком. Тогда им не останется ничего другого, как сделать то же самое.

 – Ты думаешь, это будет для них облегчением?

 – Да, я точно знаю! Сама ненавижу тесную обувь.  

 – Это благодеяние, Маргарет, зачтется тебе на небесах.

 – Надеюсь

 

Ловко сбросив туфельку и поймав на лету, положила её под стул, тут же отправила туда вторую в придачу. И пошла в круг. Босиком! Пьер догнал ее, и, взяв за руку, успел выйти на середину танцевального круга первым. Вот тогда-то они и показали парт-школьникам мастер - класс. Свинг. Ча-ча-ча... вспомнили и  рок-н-ролл. Ташкентские парт-школьники ответили им летка-енкой, халей- галей. Твистом. И, наконец, огненным лязги!

Спасением для них были солистки национального ансамбля «Бахор» со своим коронным «танцем жизни». Говорят, арабский танец возник в кочующих общинах во времена, когда женщина - роженица могла оказаться в дороге. Какая уж там медицинская помощь? И повитухи-то рядом нет. От бабушек, родительниц, а тем, может – от самой праматери Хавы[2] – передалось им искусство не теряться в такой момент, а… танцевать!

 

Танцевать наедине с собой, наедине с природой.
Получая силу от Матери Земли.
Каждое движение этого танца спасительно!
 
Танцевать, помогая плоду найти свою дорогу на белый свет.
Танцевать всем телом, танцевать, играя каждой мускулом,
Каждой – даже самой мелкой – мышцей своей.
 
Танцевать, забывая боль!
Танцевать - сколько можешь,
Динамично двигая торсом.
 
Открывая родовые пути,
Помогая малышу спуститься
И выскользнуть побыстрее
     из материнского чрева.
 
Нужно торопиться, чтобы
Не задохнуться ему в дороге,
Чтобы выскочить на свет живым!
 
И только когда совсем уже было невмоготу,
Садилась она, бедняжка, на землю и кричала
Долгим - неистовым – криком!
 
Криком, от которого сотрясались небеса…
Приветствуя новую жизнь.

 

Они не успели и перевести дыхание после «Танца жизни» - на сцене, при свете факелов стоял Батыр Закиров. Легкое ли это дело: описать его голос? Или огромные, будто темные вишни, глаза? Его выразительные руки, которые он поднимал, обращаясь к кому-то, кого видел только он сам… И какую бы песню ни спел, звуки изливались из сердца.  В ту ночь он начал песней, которую вся страна знала наизусть:

 

«В небе блещут звезды золотые.
Ярче звезд очей твоих краса.
Только у любимой могут быть такие
Необыкновенные глаза»

 

Когда Пьер оглядывался на Марго, сомнений не было: все, что творилось в его душе, созвучно этим словам.

 

«Где бы я ни был: в пустыне безбрежной,
В море, в горах с пастухом у огня -
Эти глаза неотрывно и нежно,
Мне помогая, глядят на меня».

 

Эх, ни слова, ни слова неправды! Эти ребята запросто могли провести ночь, оберегая пастуший огонь. И чего уж там спорить за море, за горы…

Отбросив тяготившую её статусную роль, вдали от чопорных политиков северной Америки, Маргарет наслаждалась Night club, замешанном на таинстве партшколы с нежным ташкентским отливом.

 

 

Застольные сценки

 

 – Слушай, Шарипов, не пей так много.

 – Хочу – и пью. Сказали же, сами заплатят.

 – Заплатить-то заплатят! Просто неудобно.

 – Кому неудобно? Мне – очень удобно…

 – Ты знаешь, я так хочу сказать ей что-то приятное!

 – Дак и скажи.

 – Но я же ничего не знаю по-английски! А ты?

 – Знаю! Я в школе учил.

 – Тогда подскажи мне, а?

 – Пойди и скажи ей: «DoyouspeakEnglish

 – А что это значит?

 – Это значит: «Ты говоришь по-английски?»

 – А на каком языке они говорят они там говорят?

 – На английском.

 – Ты что, дурак? Ты советуешь мне спросить: может ли она говорить на языке своей страны?

 – Ну…  всяко ведь бывает.

 – Да ты с ума сошел! У нас девушки и на узбекском говорят, и на таджикском. И по-русски все понимают.

– Ну ты сравнил! То ж у нас, а то – у них. Это ж за океаном…

 

Внутренний дворик

 

Однако в подвалах «Зеравшана» стало душно. Маргарет захотелось ощутить запахи майского ветра.

–  Пьер, я хочу выйти на воздух.

Трюдо спросил переводчика:

– Где здесь можно проветриться?

– В ресторане есть внутренний дворик.

 – Идем!

 

Тем временем в дворовой части «Зеравшана» шла репетиция к завтрашней свадьбе. Постановщик нервничал: актеры были давно готовы, а вот невеста с женихом заставляли себя ждать.

 

Репетиция

 

Заприметив образовавшуюся во дворике красивую пару, постановщик отправил к ним своего помощника:

 – Ну-ка, спроси во-он тех ребят (показывает рукой на чету Трюдо): может, они согласятся помочь? Скажи: нужно пройтись один раз вокруг костра как «киёв – келин»[3].

Помощник пошел к супругам Трюдо, стараясь донести до них просьбу. Переводчик попытался его отогнать, но Трюдо остановил его:

– Переведи-ка, что он хочет?

Тот пояснил:

– Актеры они. Никак не могут начать репетицию: ждут жениха с невестой, а те припаздывают.

Трюдо: - Как это обычно бывает с помолвленной парой.

Маргарет рассмеялась, вспомнив себя пару месяцев назад.

- Они спрашивают… словом, просят: не могли бы вы помочь им сделать первый прогон? 

 – Так что же нужно делать?

 – Пройтись вокруг костра в роли жениха и невесты. А актеры будут вас сопровождать.

Пьер вопросительно смотрит на Маргарет.

 – Что скажешь, дорогая? Это ведь не идет вразрез с интересами государства? Ну разве премьер не может поработать волонтером? Безвозмездно? В нерабочее время? Ночью? В составе маленькой выездной актёрской труппы? В таком прелестном краю? Можно сказать – на противоположном окоёме Земли. А?

– Может - может - может!

– И ты не будешь прочь побыть моей невестой? Еще раз? Ну?

 – Даже не надейся, что я могу упустить такой шанс!

 – Тогда идем!  

 

Женщины подхватили с четырех концов белый шелковый плат, напоминавший размерами маленький парашютик. От жара пламени костра тот раскрылся над их головами тугим куполом. В руках у остальных артистов – чилдирма, чанг-кавуз, домбры. На плечи Пьера и Маргарет набросили расшитые халаты молодоженов. Голову Маргарет прикрыли белым келинским платком. И свадебная процессия двинулась «в поход» под пение: «Келин келди, ёр - ёр[4]»

Невестушка пришла
В свой новый дом –
В дом жениха невестушка
сейчас войдёт.
Ёр - ёр, ёр - ёр!
 
Тихим, робким шагом
Она ступает на порог,
Её приход удачу принесет.
Ёр - ёр, ёр - ёр!
 
Вот словно яркая луна
Восходит, освящая ночь –
Невестушка заходит в дом.
Ёр - ёр, ёр - ёр!
 
Хозяйкою сюда входи,
В твой новый дом.
Не плачь, невестушка, не плачь!
Ёр - ёр, ёр - ёр!
 
 
Сегодня, в свадебную ночь
Бальзам на сердце жениха,
Лучами юных глаз светится дом.
Ёр - ёр, ёр - ёр!
 
Птица древняя Хумо.
На голове её, токует,
Роняя перья невестушке на плечи
Ёр - ёр, ёр - ёр!
 
Любуется народ на радость их,
Эх, пусть никто не сглазит
Удачу их, любовь.
Ёр - ёр, ёр - ёр!

 

Обернувшись вокруг костра, процессия движется дальше. Выстроившись попарно по краям ковровой дорожки, танцовщицы подбрасывают в воздух белое полотно. Легкий, почти невесомый шелк зависает над «киёв – келин» двадцать секунд. Двенадцать волн, одна за другой, создают ощущение фантастической нереальности. Будто бы над ними течет белый шелковый прибой.

После «прогона» разгоревшийся костер успокаивают и приглушают. Начинается соревнование джигитов. Друзья жениха готовятся к прыжкам над пламенем. Маргарет и Пьер, стоя у края площадки, наблюдают за действом. 

Пьер спрашивает: – Что это?

Переводчик объясняет, что и жених, и друзья его должны доказать свою силу. Соревнование в прыжках над огнем, видимо, осталось еще со времен зороастризма.   

– И жених тоже должен прыгнуть?

– Конечно же. Иначе не отдадут невесту.

Гость обращается к помощнику, подошедшему к ним первым:

 – А ну-ка покажи!

Парень разбегается и прыгает над пламенем.

– Ради тебя, Маргарет, я согласился бы прыгнуть даже в середину костра.

– Только если со мной! Когда вместе, я не боюсь ни огня, ни потопа. А ты?

– Вот сейчас ты увидишь!

И… Трюдо, разбежавшись, перелетает через пламя в красивом высоком прыжке. Ловко приземляется. На мгновение замирает. А потом… делает свою прославленную стойку на руках.

Постановщик был впечатлён! Подошел, чтобы поблагодарить нечаянно повстречавшегося ему во внутреннем дворике ресторана «спортивного волонтера», за участие в репетиции. Через переводчика вежливо спросил:

– А вы тоже жених и невеста?

– Только недавно мы были ими, – улыбнулась в ответ Маргарет.

– Вот уже несколько недель как муж и жена, – добавил Трюдо.

– Дай Бог вам счастья! Чтобы у вас было много детей… Вот увидите – супруга подарит Вам трёх сыновей. У вас будет три богатыря! И они прославят Ваш род, иншалла!

Иншалла!  – вторят ему Маргарет и Пьер.

 

Спустя полвека

 

Зажёгшись с лёгкой руки семейства Трюдо, с тех памятных майских дней ночной огонек уже не угасал. Первый росточек индустрии развлечений, проклюнувшийся весной 1971 года в подвалах «Зеравшана», прижился на новой земле. Сейчас трудно представить город без таинственной жизни ночных клубов. Можно насчитать их с добрый десяток. Но в далеких семидесятых ночной «Зеравшан» был символом андеграунда. Поначалу – по очень большим праздникам, затем – раз в неделю, на выходные, а потом и почаще, “Night club” (первый в стране!) потихонечку набирал обороты.

Однако мало кто знает, как начинался ночной Ташкент. Да и сама Маргарет вряд ли догадывается, до чего же изменился «Зеравшан» с той поры, как она отважно вступила в танцевальный круг босыми ножками.

 Удивительное созвездие, вспыхнувшее на горизонте довольно безликого мира большой политики – созвездие со звучным именем Пьер & Маргарет Трюдо – светило целых пять лет. Таковы уж законы небесных тел: им не дано приближаться друг к другу надолго. Температура раскаляется до запредельных величин.

За годы, промелькнувшие вслед за их путешествием на Восток, Маргарет успела родить Пьеру Трюдо трёх замечательных сыновей. Джастин, Александр и Мишель. Их первенец родился через семь с половиной месяцев после ташкентской одиссеи. Великий целитель и мудрец Авиценна утверждал, что существование человека начинается с его внутриутробной истории. Однако теория его не получила признания на Западе. Пока.

То ли от избытка земных забот, а может еще по какой причине – в следующих пятилетках жизнь каждого из них текла по своему руслу, своим путем. До той минуты, пока она не узнала, что Пьер болен. Болен неизлечимо и безнадёжно.

Это она – Маргарет – не раздумывая ни секунды прилетела на крыльях, чтобы быть рядом в самые трудные дни.

Это она – Маргарет – дежурила у его изголовья в последние часы на бренной земле.

Это она – Маргарет – провожала его в мир вечности.

Ей, ей – последний его вздох и последний взгляд.

 

Когда журналисты спросили её: «Но как же … ваш развод?»

Маргарет ответствовала: «Брак был окончен. Однако это не означало конец нашей любви».

Воистину, такая любовь не имеет конца. Разве же можно позабыть одинокого байкера - без шлема на голове, без охраны, без операторов, без фотографов для съемок - на ташкентских улицах? Посвятившего своей юной жене лихой байкерский старт?

А вы не замечали в сумерках, среди дорогих авто близ театральной площади появляется одинокий мотоциклист? Быть может, он порой сюда возвращается, вспоминая счастливые дни? 

Хочется верить: поездка осталась в памяти этой удивительной – слегка сумасбродной, но очень искренней пары – островком забвения обид. Спасительным оберёгом их единения.

Восток – дело тонкое. К тому же еще и проницательное. Гостей на этой земле было много. Но вот эти остались в памяти – в доброй памяти, напоминая о себе ночными огоньками столицы.



[1] Бракосочетание

[2] Хаво (момо), Хава = Ева

[3] Жених - невеста

[4] Невестушка заходит в дом,

   Любимая-милая!

 

ДИНОРА АЗИМОВА





Другие материалы рубрики

13.09.2022 / 18:52:44

Юбилей академика Аюпова

14 сентября свой юбилей - 70 лет отмечает Шавкат Абдуллаевич Аюпов видный ученый-математик, доктор физико-математических наук, профессор, академик, заслуженный деятель науки Республики Узбекистан, лауреат Государственной премии первой степени, Герой Узбекистана Далее...

17.08.2022 / 11:26:18

Полвека тому назад Ташкент принимал высокого заокеанского гостя: Премьера-министра Канады Пьера Эллиота Трюдо. Продолжение

То ли одна, то ли две, временами - все три из той двадцатки получали временную прописку в Ташкенте. Ранней весной, ближе к сезону высоких гостей, их привозили по железной дороге из Москвы Далее...

02.08.2022 / 18:23:46

Памяти академика Геннадия Ивановича Белянкина

По роду работы мне приходилось бывать во многих регионах бывшего Советского Союза и западного полушария. Впечатляло многое в этих поездках, но никогда мы не знаем, когда и где мы можем встретиться с какой-нибудь уникальной личностью Далее...

01.08.2022 / 13:58:45

Ольга Сухарева: скромный этнограф номер один

Несколько лет назад я увидела в социальных сетях такую запись, сделанную искусствоведом Эльмирой Гюль: "…все, кто любит узбекскую вышивку, должны знать и эту женщину – этнографа Ольгу Сухареву. Уроженка Самарканда, она жила в Самарканде и Ташкенте. В 1967 году, выйдя на пенсию, переехала в Москву. Я читала ее полевые дневники, не все до сих пор опубликованные. Судя по записям, она была добрейшим человеком, увлеченным наукой Далее...

29.07.2022 / 15:36:08

20 мудрых цитат Александра Ширвиндта

Народный артист Александр Анатольевич Ширвиндт известен в первую очередь людям, заставшим эпоху СССР. Именно тогда на экраны вышли культовые фильмы "Ирония судьбы, или С легким паром!", "Трое в лодке, не считая собаки" и множество других картин, в которых снялся именитый актер. Артист Ширвиндт - значимая фигура в театральном мире, за его плечами более сотни разнообразных ролей, сыгранных на сценах известнейших театров Москвы. Далее...





02.12.2022 / 19:50:23
Поздравляем с Днем рождения выдающуюся балерину, Народную артистку Узбекистана Гули Раззаковну Хамраеву
 
29.11.2022 / 19:22:55
Государственный Академический Большой театр Узбекистана им.А. Навои снова порадовал ташкентского зрителя поистине замечательным спектаклем "ЦАРСКАЯ НЕВЕСТА" - великой оперой Н.А.Римского-Корсакова
 


30.11.2022 / 11:00:25
Фархад Махмудов проведет мастер-класс по актерскому мастерству
 
28.11.2022 / 12:20:09
Презентация фильма "Культурное наследие Узбекистана"
 


30.11.2022 / 19:54:52
Новый триумф узбекской композиторской и исполнительской школы на международной арене
 
28.11.2022 / 12:22:25
Концерт московского барда Эдуарда Нурханова порадовал его ташкентских земляков
 


01.12.2022 / 11:43:29
Весьма впечатляющее начало Ташкентской международной туристической ярмарки "Туризм на Шелковом пути" ТМТЯ-2022 обещает многое
 
24.11.2022 / 17:32:15
Пресс-конференция накануне 27-й Ташкентской международной туристической ярмарки "Туризм на Шелковом пути" дала журналистам ответы на многие важные вопросы
 

 





Главная Панорама Вернисаж Театр Кинопром Музыка Турбизнес Личная жизнь Литература Мир знаний

© 2011 — 2022 Kultura.uz.
Cвидетельство УзАПИ №0632 от 22 июня 2010 г.
Поддержка сайта: Ташкентский Дом фотографии Академии художеств Узбекистана и компания «Кинопром»
Почта: Letter@kultura.uz
   

О нас   Обратная связь   Каталог ресурсов

Реклама на сайте