Мы освещаем новости культуры Узбекистана: театр, кино, музыка, история, литература, просвещение и многое другое.

Ru   En

Поиск по сайту
Главная Панорама Вернисаж Театр Кинопром Музыка Турбизнес
Личная жизнь
Литература Мир знаний
27.10.2021 / 19:37:32

К столетнему юбилею Мастера. Народный художник Узбекистана Рахим Ахмедов оставил большой и добрый след на земле. Поделиться своими воспоминаниями о нем мы попросили известного узбекского кинорежиссера Али Хамраева


Как-то летом, проезжая по ущелью в Шахимардане, я приметил на обрыве могучее дерево. Ветер гулял в ветвях, перекатывалась волнами зеленая листва, в прохладной тени резвились дети.

– Что это за дерево?

– Карагач... Ему триста лет... – коротко сказал водитель.

Потом я увидел это дерево зимой, без листьев, чуть припорошенное снегом, своими узловатыми ветвями как-бы упирается в синее небо, а мощным, почти черным, стволом крепко вцепился за землю. Я долго смотрел назад, пока дерево не скрылось за поворотом дороги. Карагач мне кого-то напоминал, но кого? Я мучительно думал: и тут меня осенило!

Конечно, это же образ моего старого друга — художника Рахима Ахмедова! Совсем недавно он покинул нашу бренную землю, немного не дожив до девяноста лет. Рахим Ахмедов был могучим человеком, великим живописцем, удивительным отцом и дедом, который крепко стоял на земле, и никакие ветры и ураганы не могли согнуть этого человека.

ЗНАКОМСТВО

Когда я учился на кинорежиссера, педагоги привили нам любовь к изображению. «Кино является искусством изобразительным!» — неустанно повторяли они. И я пропадал в Третьяковке, в Эрмитаже, в Пушкинском музее, стараясь попасть в подвалы и на чердаки, где ютились гонимые художники, я пытался вникнуть в живопись всяких формалистов, абстракционистов и прочих «анти». В общежитии института кино я часто заходил в мастерскую студента художественного факультете Эдика (Эммонуэля) Калантарова родом из древнего Самарканда. И однажды я пришел в неописуемый ужас, когда перед мольбертом увидел лежащую на старом диване обнаженную молодую женщину с богатыми формами. Мне было тогда 19 лет...

Работая потом с Эдиком над фильмом-оперой «Дилором», я часто бывал у него дома на улице Художников. Как-то Эдик говорит:

– Хочешь, зайдем к Рахиму Ахмедову? Он — мой сосед...

– А удобно?

– Пошли-пошли, он — мировой мужик...

Я, немного робея, двинулся за другом. Как-то страшновато было идти в дом руково-

дителя Союза художников, чье имя у всех на устах, чьи работы выставлены в музеях

и демонстрируются на крупнейших выставках. Сам Мастер часто присутствовал на трибунах творческих съездов, конференциях, на совещаниях в ЦК компартии Узбекистана.

Оказывается, Эдик до этого созвонился с ним, и Мастер ждал нас.

– Эй, молодежь, заходите скорее! Пельмени готовы! — зовет Рахим-ака. Он сидел во дворике за столом и приветствовал нас рукой. Было лето, прошел короткий июньский ливень. Великий художник был в белой майке, черные волосы отброшены назад, из-под бровей горят пронзительные глаза.

Шлепая по лужам, хрупкая остроглазая девчушка принесла блюдо с пельменями. – Карима-хон! Мы ждем Вас! — позвал Рахим-ака.

Красивая женщина выглянула в окно и мягко улыбнулась:

– Спасибо... Мы с девочками здесь посидим...Здравствуйте, молодые люди! Мы с Эдиком поднялись с места, учтиво поздоровались. Много лет прошло с тех

пор, но до сегодняшнего дня помнится этот летний дворик, улыбка хозяйки и громкие реплики хозяина.

Я совсем не знал биографии Рахима Ахмедова, но, увидев в тот день на запястье его руки зеленоватую наколку «1921», что означало год рождения, понял: художник — наш человек. У меня на левой руке тоже наколка — первая буква моего имени «А». Значит, мы с Мастером —родом из одного уличного детства...

ВМЕСТЕ С ЛИНИЕЙ ПАРТИИ

В те времена, которые нынче называют временами «советского империализма», мы с Рахим-ака часто встречались во время многочисленных пленумов, конференций, съездов и других собраний. Рахим Ахмедов руководил Союзом художников Узбекистана, а я был вторым секретарем Правления Союза кинематографистов республики. Часто мой шеф Малик Каюмов отправлял меня в президиум различных собраний, если был на съемках или плохо себя чувствовал. Так как собрания были длинными и скучными, я со временем нашел способ исчезать примерно с его середины. В паузе между выступающими ораторами, поворачиваюсь к кулисам и громким шепотом говорю:

– Что? Москва? К телефону? Срочно?!

Дремавшие в президиуме вздрагивали и поднимали головы, ведущий собрания поворачивался ко мне и, видя мою умоляющую жестикуляцию, кивал мне слегка. Я, чуть пригнувшись, деловито исчезал за кулисами и, конечно, больше не возвращался. Как-то стою с участниками пленума у Дворца искусств, из подъехавшей белой «Волги» вышел Рахим Ахмедович. Он поздоровался со всеми, а меня взял под руку и повел в здание:

– Товарищ режиссер, я на тебя обижен... – За что, Рахим-ака?

– Убегаешь с важных мероприятий...

– Но у меня съемки...

– А у меня что, сапожная мастерская?! Я художник, меня мольберт ждет! Придумай что-нибудь, выручай...

– Попробую...

И после этого я часто, дождавшись окончания чтения по бумажке короткой и эмоциональной речи (Рахим Ахмедов говорил по-русски с сильным акцентом), громким шепотом звал из-за кулис:

– Рахим Ахмедович! Рахим-ака!

Все поворачивали головы в мою сторону, я округлял глаза и, рукой указывая вверх, делал три выдоха:

– Москва! Вертушка! Срочно!

Сам Шараф Рашидович, руководитель республики, поворачивался к председателю художников и кивком головы указывал, что можно выйти, если срочно вызывают.

Потом мы с Мастером мчались на его престижной «Волге» в пыльный «джар» (овраг), где в частном секторе запивали армянским коньяком уйгурский лагман, перемывали косточки нашим коллегам, шутили, смеялись, а потом разъезжались по своим делам. Прощаясь, Рахим-ака весело говорил:

– Ты настоящий режиссер!

ДРУЖБА

В конце апреля 1999 года я оказался в Ташкенте (в то время с семьей пришлось жить в Италии), чтобы начать съемки документального фильма. Как-то ближе к вечеру в квартире раздался телефонный звонок:

– Али Эргашевич! С приездом! Это Эльмира Ахмедова...

– Привет, Эльмирочка! Как дети, как папа?

– Спасибо, все хорошо... Папа узнал, что вы в Ташкенте, сейчас готовит плов

и ждет вас...

– Спасибо, буду рад его увидеть...

– У нас возникла идея создать о папе документальный фильм. Хотим поговорить

с Вами об этом...

– Хорошая идея! Поговорим...

Я человек дела, жизнь приучила. Тут же вызвал оператора с камерой, погрузили

осветительную аппаратуру, пару бутылок шампанского, охапку сирени, прыгнули в мою старенькую «Волгу» и помчались в Рабочий городок.

– Итальянец келди! Улуг режиссер! ( Итальянец приехал! Великий режиссер!)

С этими шутливыми словами, улыбаясь, Рахим-ака заключает меня в свои крепкие объятия. Двор полит, всюду — цветы, посаженные хозяином, в бассейне охлаждаются бутылки с напитками. Ароматный плов, салат, клубника, мороженое уничтожаются быстро, поднимаемся в мастерскую на второй этаж и начинаем работать.

Включаем камеру.

– Внимание! Начали! — командую негромко я.

Рахим-ака — участник войны, переживший в детстве и холод, и голод, в трудные

годы закончивший Академию художеств в Ленинграде, вдруг каменеет на глазах и устрашающим голосом произносит с поволокой на глазах:

– Мен бир минг туккиз юз йигирма биринчи йил Тошкент шахарда тугилдим ... (Я родился в 1921 году в Ташкенте)

– Стоп, камера!

Я подхожу и шепчу на ухо:

– Рахим-ака, Вы что-то слишком серьезно! Хотите заменить великого трагика

Шукура Бурханова?

Мастер не растерялся:

– Не получилось? Работать надо с артистом, товарищ режиссер!

Мы оба расхохотались...

Около года наша группа снимала самобытного художника, как бы невзначай следя

камерой за ним: дома и на работе, с друзьями и с родными, с коллегами и со студентами. Архивные кадры, старые фотографии, воспоминания друзей — все было интересно, открывался человек, которого я не очень, оказывается, хорошо знал. Больше всего мне нрави- лись вечера, когда шел разговор о жизни, о людях, о стране. Его реплики — незабываемы. Сохранились слайды художника в образе Великого Темура: рыжая борода, жгучий взгляд, нахмуренные брови...

В дни рождения к Мастеру приходили все: и друзья, и коллеги, и ученики, среди

которых были и преданные, и наоборот. Почти двадцать пять лет Рахим Ахмедов руководил Союзом художников Узбекистана, потом в смутные годы перестройки его отодвинули в сторону. Шли годы. Позже прибежали снова к Учителю:

– Помогите! Покажите дорогу! Мы заблудились!

Помог. Но когда окрепли, когда вывел их Мастер на истинную дорогу, он сам ушел с чувством облегчения: отсутствовали ручейки материальной подпитки художников, Художественный фонд канул в небытие, художники забились в свои «кухни», нытье и взаимные упреки стали их повседневностью.

Незабываема поездка в Париж. Посольство Узбекистана во Франции устроило выставку Рахима Ахмедова. Помню, рано утром я находил Рахим-ака на берегу Сены с альбомом в руках, в который он делал зарисовки. А в Лувре Мастер часами бродил по залам, пристально вглядываясь в мировые шедевры, приближая глаза вплотную к холсту, разглядывая мазок. Особенно долго Рахим Ахмедов простоял у «Моны Лизы» Леонардо да Винчи, вздыхал, нервно мял пальцы, не замечая разноязычной толпы. А мы все это снимали...

Рахим Ахмедович был добрым и внимательным с простыми людьми. На базаре в Старом городе, его знали все торговцы тканями, и он их всех знал. Разминая в руках плотную бязь, расспрашивал о детях, о здоровье, потихоньку торговался, и ему отдавали ткань дешевле. Народ знал и любил своего великого «рассома» — художника. Покупая ранней весной саженцы, Рахим-ака с упоением обсуждал с продавцами достоинства черешни «бычий глаз», надкусывал черенки виноградной лозы, пробовал на вкус, и снова торговался, и снова ему недорого отдавали целую охапку саженцев для сада в кишлаке Акташ. И в Ташкенте, в своем дворе художник утро начинал с сигареты, после которой возился в цветнике, а затем плескался в бассейне. Я часто видел Рахим-ака, который по шею в воде стоял в самом уголке бассейна. Он смотрел на облака, на пролетающих птиц, на ветви персика, в которых гулял легкий ветерок. Легкая рябь шевелила сухие листики. Мастер думал...

А какой он был портретист! Никогда не писал вождей и чиновников, его героями были обычные труженики, дехкане, люди науки и искусства. Один из шедевров для меня --«Материнское раздумье». Именно образ этой женщины, потерявшей на полях сражений своих сыновей, стал основой для скульптурной композиции у Вечного огня на площади Независимости в Ташкенте. Мне очень нравится портрет художника Александра Винера, соседа и друга Рахима Ахмедова, пейзажи Акташа и цветущее персиковое дерево во дворе, стали для меня символами моей родной земли, имя которой — Узбекистан. Мой кумир – Рахим Ахмедов, был живописец от Бога, весь мир для него — это цветовые отношения, контрасты света и тени, энергия или мягкость мазка. Увидев поразивший его пейзаж, встретившись с интересным человеком, разглядев поросшую мхом кору старого дерева — Рахим Ахмедов торопился перенести все это на белый холст. Художника охватывал азарт, это и есть импрессионизм, в этом мой старший друг был ярким последователем своего учителя — Павла Петровича Бенькова. А как много перекличек в творчестве Рахим-ака с его любимыми французами — Гогеном и Матиссом!

Со временем художник ушел в пейзажи и натюрморты, погружаясь в красоту мира, он отдыхал душой. Все свободное время Мастер отдавал воспитанию молодого поколения художников. Был он придирчив и строг, повторяя: «Хоть маленьким голосом, но пой — своим!». Рахим Ахмедов на всю жизнь стал гимном целому поколению талантливых учеников — от Бахтияра Бабаева до Джамала Усманова. Я всегда поражался мужеству моего друга. Потеря двух сыновей, верного помощника и друга — супруги Каримы, не сломали его. Поддержка любимых дочерей Эльмиры и Нигоры, забота друзей и учеников помогали выстоять Художнику-«Карагачу», перенести все ветры, невзгоды и лишения. Сегодня во взрослую жизнь вошли внуки Рахима Ахмедова, радуется жизни правнучка. Ей предстоит еще удивительная встреча с живописью своего великого прадеда.

Рахим Ахмедов был скромен и никогда не «выпячивал» себя. Был вечным депутатом, академиком, Народным художником. К нему не прилипали грязь и мутная пена зависти, интриг, склок, так распространенных в мире искусства. Он ушел из жизни мгновенно, не мучаясь и не страдая, его сердце остановилось среди садов и гор, которые он писал всю жизнь. Его душа, мне кажется, до сих пор в этих местах. И когда я вижу с восьмого этажа моего дома встающее над Тянь-Шанем солнце, я чувствую теплую руку моего друга, его пронзительный взгляд и добрую улыбку. И слышится мне возглас Рахим-ака:

– Хватит спать, товарищ режиссер! Работать надо!

Сегодня жизнь суетлива и беспокойна. Громкая музыка, циничный интернет, пошлые телеканалы, гламурные журналы и фильмы, — всё это мешает вдохнуть запах цветущей ветки урюка, услышать на рассвете журчание арыка, приглядеться к фигуре молодой женщины, которая кормит грудью младенца. Но на стене моего жилища хранятся все эти прелести жизни, они запечатлены в нетленных картинах Рахима Ахмедова — Художника и Человека.

 

        Подготовила Эльмира Ахмедова





Другие материалы рубрики

25.10.2021 / 19:57:20

К юбилею Мастера. В этом году исполняется 100 лет со дня рождения народного художника Узбекистана, народного художника СССР, академика Рахима Ахмедова (1921-2008)

К этой знаменательной дате мы подготовили интервью с известным искусствоведом, кандидатом философских наук, председателем секции искусствоведов Творческого Союза художников Узбекистана Академии Художеств Узбекистана дочерью художника Эльмирой Ахмедовой Далее...

16.10.2021 / 20:49:37

В 2002 году не стало известного ученого, доктора медицинских наук, отличного организатора, замечательного человека, друга и наставника многих молодых ученых и специалистов Р.М. Рузыбакиева

Он руководил институтом с 1992 года и сделал очень много для его успешной, результативной деятельности. Мне, как журналисту и его другу затем, хорошо это было видно. Наши беседы и интервью с Русланом Махмудовичем были всегда исключительно интересными Далее...

07.10.2021 / 20:08:41

Навстречу 100-летию со дня рождения Народного художника Узбекистана Рахима Ахмедова. Одна из лучших картин, созданных им, это портрет заслуженного деятеля искусств Узбекистана Лайло Салимджановой. Она была одним из первых учеников художника

Представляем вниманию посетителей сайта ее воспоминания Далее...

23.09.2021 / 15:32:40

Навстречу 100-летию со дня рождения Народного художника Узбекистана, академика Академии художеств Узбекистана, профессора Рахима Ахмедова

Творчество Р.А. Ахмедова широко известно не только в Узбекистане. Он при жизни был избран в академики Академии художеств СССР, получил звание Народного художника СССР, а его искусство было представлено на многочисленных зарубежных выставках во многих странах мира Далее...

13.09.2021 / 19:40:57

Посвящается 100 – летию со дня рождения Тамары Ханум. Это письмо было получено нами еще в 2006 году, но до сих пор не потеряло своей актуальности. Его написала тогда коллега и друг Тамары Ханум — Тамара Аветисян

Память, феноменальное свойство, данное нам природой, сохраняет в нашем сознании события, встречи, дорогие сердцу привязанности Далее...




  Самые комментируемые  
 
Философия Генри Форда
Малоизвестные факты из жизни Юлия Соломоновича Гусмана

 


03.12.2021 / 18:49:50
Академия Художеств Узбекистана, Дирекция Художественных выставок представили персональная выставку Хакима Мирзахмедова (1950-2020)
 
02.12.2021 / 16:56:43
В культурном центре Ennis в районе Тель-Авив-Яффо прошло торжественное открытие выставки узбекского художника-миниатюриста Давлата Тошева
 


05.12.2021 / 12:19:09
Новый спектакль "Сон бабочки" в постановке Барзу Абдураззакова в "Дийдоре" - почему об этом говорят
 
03.12.2021 / 18:57:42
Славное возвращение итальянской оперы на сцену ГАБТ имени Алишера Навои
 


04.12.2021 / 18:57:25
ТО "Арча" проводило осень Гала-концертом по итогам ХХ Международного фестиваля авторской песни и поэзии "Осенний аккорд"-2021
 
02.12.2021 / 13:53:54
Икрам Акбаров. Творческие горизонты мастера (к 100-летию композитора)
 


03.12.2021 / 19:03:46
В 2023 году Самарканд станет мировой туристической столицей
 
27.11.2021 / 20:37:23
Узбекистан-Корея: в Самарканде состоялся симпозиум по устойчивому управлению культурным наследием в Узбекистане
 

 





Главная Панорама Вернисаж Театр Кинопром Музыка Турбизнес Личная жизнь Литература Мир знаний

© 2011 — 2021 Kultura.uz.
Cвидетельство УзАПИ №0632 от 22 июня 2010 г.
Поддержка сайта: Ташкентский Дом фотографии Академии художеств Узбекистана и компания «Кинопром»
Почта: info@kultura.uz
   

О нас   Обратная связь   Каталог ресурсов

Реклама на сайте